русский english italy germany china
на главную написать письмо поставить закладку
  +7 (495) 410-2177, +7 (495) 411-4306
адвокатские услуги
107045, Москва, Рождественский бульвар, д.9 
Skype: customsadvocate 
www.customs-advocate.ru 
 новости       

 последние новости       

23.11.2017
ФПА против посягательств на адвокатскую тайну
далее...

23.11.2017
Верховный Суд подтвердил решение по адвокатскому запросу
далее...


23.11.2017
ФПА против посягательств на адвокатскую тайну

Минюст направил на рассмотрение ФПА законопроект, которым, в частности, предлагается дополнить Закон об адвокатуре нормой, ставящей под угрозу сохранение адвокатской тайны

Федеральная палата адвокатов заявила, что предлагаемое проектом расширение полномочий адвоката по применению мер по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма, по существу, ограничивает право лиц, являющихся доверителями адвоката, на конфиденциальность отношений между ними, право на сохранение информации, доверенной адвокату.

В середине ноября Минюст направил на рассмотрение ФПА РФ проект федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации (в части расширения полномочий аудиторов, нотариусов, адвокатов и лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность в сфере оказания юридических или бухгалтерских услуг, по применению мер по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма)».

Проектом, в частности, предлагается дополнить ст. 8 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре п. 4, согласно которому «не является нарушением адвокатской тайны направление информации в федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный на осуществление функций по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».

В письме Федеральной палаты адвокатов (есть в распоряжении «АГ») за подписью исполнительного вице-президента ФПА РФ Андрея Сучкова подчеркивается, что законопроект не может быть поддержан, поскольку предлагаемое изменение «ограничивает право лиц, являющихся доверителями адвоката, на конфиденциальность отношений между ними, право на сохранение информации, доверенной адвокату (адвокатской тайны)».

В письме отмечается, что любое ограничение конституционных прав граждан, в том числе право на обеспечение конфиденциальности сведений, доверенных адвокату, должно быть продиктовано конституционно значимыми целями, однако в пояснительной записке к законопроекту по этому поводу ничего не сказано. Отмечено лишь, что законопроект направлен на приведение российского законодательства в сфере противодействия легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма в соответствие с международными стандартами.

«Между тем международные стандарты, изложенные в рекомендациях ФАТФ, допускают возможность сохранения адвокатской тайны в рамках национального законодательства, – подчеркивается в ответе ФПА РФ. – В частности, пояснительная записка к рекомендации 23 (УНФПП – Иные меры) содержит положение о том, что адвокаты не обязаны сообщать о подозрительных операциях (сделках), если соответствующая информация была получена в обстоятельствах, когда они связаны обязательствами профессиональной тайны или правовой профессиональной привилегии».

В отзыве ФПА РФ напоминается, что российское законодательство об адвокатской деятельности и адвокатуре устанавливает в качестве фундаментальной основы адвокатской профессии режим адвокатской тайны, а также обязывает адвоката обеспечить его соблюдение. Пунктом 1 ст. 8 Закона об адвокатуре в качестве адвокатской тайны признаются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю. Пункт 5 ст. 6 Кодекса профессиональной этики адвоката к сведениям, составляющим профессиональную адвокатскую тайну, относит в том числе факт обращения к адвокату, включая имена и названия доверителей, все доказательства и документы, собранные адвокатом в ходе подготовки к делу, сведения, полученные адвокатом от доверителей, информацию о доверителе, ставшую известной адвокату в процессе оказания юридической помощи, содержание правовых советов, данных непосредственно доверителю или ему предназначенных, условия соглашения об оказании юридической помощи, включая денежные расчеты между адвокатом и доверителем. В качестве гарантий обеспечения адвокатской тайны п. 2 ст. 8 Закона об адвокатуре указывает на невозможность вызова адвоката и его допроса в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием.

Аналогичной позиции придерживается и Конституционный Суд РФ, отмечается в письме. Так, в Определении от 6 июля 2000 г. № 128-О КС РФ отметил, что информация, полученная адвокатом в процессе профессиональной деятельности в рамках отношений с клиентом по оказанию ему квалифицированной юридической помощи, является конфиденциальной и не подлежит разглашению независимо от времени и обстоятельств ее получения. Такую же позицию в части режима адвокатской тайны Суд высказал и в Постановлении от 17 декабря 2015 г. № 33-П, указав, что необходимая составляющая права пользоваться помощью адвоката – обеспечение конфиденциальности сведений, сообщаемых адвокату его доверителем, которая является не привилегией адвоката, а гарантией законных интересов его доверителя, подлежащих защите в силу Конституции РФ.

Отмечается, что в соответствии с позицией КС РФ, выраженной в указанных выше и других постановлениях и определениях Суда, государство обязано обеспечивать в законодательстве и правоприменении такие условия для реализации гражданами права на квалифицированную юридическую помощь и для эффективного осуществления адвокатами деятельности по ее оказанию, при наличии которых гражданин имеет возможность свободно сообщать адвокату сведения, которые он не сообщил бы другим лицам, а адвокат – возможность сохранить конфиденциальность полученной информации.

В письме также делаются ссылки на международные стандарты в этой сфере. В частности, Кодекс поведения для юристов в Европейском сообществе относит к основным признакам адвокатской деятельности обеспечение клиенту условий, когда он может свободно сообщать адвокату сведения, которые не сообщил бы другим лицам, и сохранение адвокатом как получателем информации ее конфиденциальности, поскольку без уверенности в конфиденциальности не может быть доверия; при этом требованием конфиденциальности определяются права и обязанности адвоката, имеющие фундаментальное значение для профессиональной деятельности, – адвокат должен соблюдать конфиденциальность в отношении всей информации, предоставленной ему самим клиентом или полученной им относительно его клиента или других лиц в ходе оказания юридических услуг, причем обязательства, связанные с конфиденциальностью, не ограничены во времени.
Корр. «АГ»
23 Ноября 2017

 

 






  © "ТАМОЖЕННЫЙ АДВОКАТ" 2004-2017 Rambler's Top100