русский english italy germany china
на главную написать письмо поставить закладку
  +7 (495) 410-2177, +7 (495) 411-4306
адвокатские услуги
107045, Москва, Рождественский бульвар, д.9 
Skype: customsadvocate 
www.customs-advocate.ru 
 новости       

 последние новости       

10.04.2018
Эксперты: Через китайскую границу провозят много всего интересного
далее...

09.04.2018
Уральских таможенников вакцинируют, чтобы защитить от зараженных болельщиков ЧМ-2018
далее...


06.04.2018
В ст. 49 УПК предлагается закрепить право подозреваемого на защитника-неадвоката

В Думу внесен законопроект, направленный на обеспечение прав подозреваемых на помощь защитника, допущенного наряду с адвокатом, и предоставление полномочий прокурору по допуску защитника

Эксперты «АГ» в целом положительно оценили идею предлагаемых изменений. При этом они заметили, что авторы поправок не учли уголовно-процессуальных реалий, так как на стадии предварительного расследования прокурор не может давать следователю указания о допуске лица в качестве защитника – такие полномочия логично предоставить именно следователю.

5 апреля в Госдуму внесен законопроект № 434710-7, которым предлагается изменить ч. 2 ст. 49 УПК РФ, закрепив в ней право подозреваемого на помощь защитника-неадвоката. При этом предполагается, что допуск защитника наряду с адвокатом будет осуществляться не только по решению суда, но и по представлению или постановлению прокурора.

В предлагаемой редакции ч. 2 ст. 49 УПК выглядит так: «В качестве защитников участвуют адвокаты. По определению или постановлению суда, прокурора в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого, подозреваемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый, подозреваемый. При производстве у мирового судьи указанное лицо допускается и вместо адвоката».

Адвокат АП Владимирской области Максим Никонов пояснил, что ч. 2 ст. 49 УПК РФ в действующей редакции часто трактуется так: поскольку в норме указано «по определению или постановлению суда», постольку лица, не являющиеся адвокатами, могут допускаться в качестве защитников наряду с адвокатами только в судебных стадиях процесса, а не на предварительном расследовании. При этом в практике известны случаи допуска таких защитников наряду с адвокатами на следствии или дознании.

«Предлагаемые поправки дают возможность применять эти два подхода в равной степени – в зависимости от желания подзащитного, конкретной ситуации и т.п. Вместе с тем неясно, почему авторы законопроекта предлагают осуществлять допуск именно по постановлению прокурора, а не следователя (дознавателя), в производстве которого находится уголовное дело», – заключил Максим Никонов.

Как отметил адвокат КА «Лапинский и партнеры» Константин Кузьминых, в целом законопроект надо признать позитивным. «Проблема длительности пребывания лица в качестве подозреваемого известна. Встречаются примеры, когда подозреваемым без предъявления обвинения лицо продолжает оставаться месяцами и с ним в это время проводятся следственные действия, то есть месяцами осуществляется уголовное преследование. Для уголовно-процессуальной практики времен СССР такие ситуации были бы нонсенсом, но российская уголовно-процессуальная практика и закон эти ситуации вполне допускают. Поэтому логично расширить и права подозреваемого на защиту в той части, которую предлагает законопроект», – заключил эксперт.

Он добавил, что контраргумент здесь мог бы состоять в том, что период пребывания лица в статусе подозреваемого краток: «Но в том-то и дело, что это не всегда так. Отчасти эту проблему мы затрагивали ранее в дискуссии на сайте “АГ”, и состоявшееся ее обсуждение среди коллег показало актуальность этой проблемы “незавидного статуса”».

Вместе с тем Константин Кузьминых предположил, что авторы законопроекта не учли уголовно-процессуальных реалий надлежащим образом. «Так, если уголовное дело поступило в суд для рассмотрения по существу, то субъектом производства по нему является судья. Прокурор в судебной стадии не будет и не может решать, какое лицо наделять или не наделять статусом защитника. А в стадии предварительного следствия субъектом производства по делу является следователь, не прокурор. И из ст. 37 УПК РФ не усматривается положений, позволяющих прокурору давать указания следователю о допуске лица в качестве защитника. Для процедуры дознания тоже не очевидны такие полномочия прокурора. Поэтому в законопроекте следовало бы заменить слово “прокурор” словом “следователь”», – заключил он.

Адвокат также отметил, что по делам в стадии предварительного следствия следователи иной раз вовсе не возражают против допуска наряду с адвокатом иного лица в качестве защитника. Но если они отказывают в этом, то говорят об отсутствии у них полномочий по допуску иного лица в качестве защитника, поясняя, что это может разрешить только суд, как следует из ст. 49 УПК.

«Полномочия субъекта производства по делу здесь являются основной причиной, почему давать предлагаемые полномочия прокурору бессмысленно. Так, например, обвиняемый или подозреваемый просит допустить наряду с адвокатом в качестве защитника своего брата. Суд брата к защите подсудимого допустит легко, потому что предварительное следствие по уголовному делу уже завершено, а суд не вправе выходить за рамки уже предъявленного обвинения. Брат подсудимого по делу не допрашивался, в соучастии в совершении преступления не обвинялся – у суда нет проблем допустить, – пояснил Константин Кузьминых. – Стадия предварительного следствия иная – ее задачей является обозначить пределы доказывания, круг лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых или являющихся свидетелями. Интересно было бы наблюдать следователя, который собрался бы допросить брата обвиняемого по существенным для дела обстоятельствам, но за день до допроса получил бы постановление прокурора о том, что предполагаемое к допросу лицо уже является защитником наряду с адвокатом».
06 Апреля 2018  «Адвокатская газета», Глеб Кузнецов

 






  © "ТАМОЖЕННЫЙ АДВОКАТ" 2004-2018 Rambler's Top100