русский english italy germany china
на главную написать письмо поставить закладку
  +7 (495) 410-2177, +7 (495) 411-4306
адвокатские услуги
107045, Москва, Рождественский бульвар, д.9 
Skype: customsadvocate 
www.customs-advocate.ru 
 новости       

 последние новости       

14.08.2018
ПРЕДЛОЖЕНИЕ О СОТРУДНИЧЕСТВЕ ОТ УКРАИНСКОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ КОМПАНИИ
далее...

13.08.2018
Вьетнамские фирмы и частные лица прекратили импорт майнингового оборудования
далее...


24.07.2018
ВС: Перевод средств неустановленным лицам не свидетельствует об отмывании денег

Верховный Суд указал, что подтверждение факта легализации доходов, полученных преступным путем, требует более веских доказательств

Эксперты «АГ» положительно оценили определение Суда, отметив, что оно значимо в силу наличия пробелов в российском уголовном законодательстве. При этом один из них пояснил, что в настоящее время российская судебно-следственная практика идет по неверному пути расширительного понимания преступной легализации.

Верховный Суд РФ вынес кассационное Определение № 83-УД18-5, в котором указал, что само по себе использование безналичных банковских операций по переводу денег неустановленным лицам не свидетельствует о легализации денежных средств в рамках ст. 174.1 УК РФ.

15 апреля 2016 г. районный суд г. Брянска приговорил Александра Леванова (ранее судимого по п. «а» и «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ и освобожденного по УДО 5 августа 2013 г.) к 6 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 2 года с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Гражданина признали виновным в совершении девяти покушений на незаконный сбыт наркотических средств и их аналогов в крупном размере, организованных группой, а также в отмывании денег, полученных в результате преступления (ч. 2 ст. 210, п. «а», «г» ч. 4 ст. 228, п. «а» ч. 4 ст. 174.1 УК РФ). В апелляционном порядке заявитель не обжаловал приговор. При этом он заключил соглашение о досудебном сотрудничестве со следствием.

25 октября 2017 г. президиум Брянского областного суда отменил приговор в части осуждения по ч. 2 ст. 210 УК РФ за отсутствием состава преступления. В этой части за осужденным было признано право на реабилитацию. Наказание было снижено до 5 лет 8 месяцев лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год. В остальном приговор оставлен без изменения.

В кассационной жалобе в Верховный Суд осужденный просил об изменении судебных решений и прекращении уголовного преследования по п. «а» ч. 4 ст. 174.1 УК РФ. Александр Леванов привел доводы об отсутствии в его действиях состава данного преступления, поскольку переводы полученных от преступлений денежных средств другим обвиняемым по уголовному делу не осуществлялись им в целях их легализации. Он также заявлял о том, что указанные переводы не подпадают под понятие финансовых операций или иных сделок по смыслу уголовного закона, предусматривающего ответственность за такую легализацию.

Рассмотрев доводы жалобы и материалы дела, Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ выявила нарушения закона, допущенные при производстве по уголовному делу в отношении Леванова. Как установлено судом и отражено в приговоре, руководитель преступного сообщества в конце марта 2014 г. дополнительно вменил в обязанности Александра Леванова обезличивание денежных средств от потребителей наркотиков путем их безналичных банковских переводов. Выполняя эти указания, осужденный в период с 25 марта по 3 мая 2014 г. посредством банковских переводов без открытия счета направил соучастникам полученные от преступлений деньги на общую сумму 496 тыс. руб. Указанные действия и были квалифицированы судом по п. «а» ч. 4 ст. 174.1 УК РФ.

Верховный Суд напомнил, что действия, подпадающие под понятие «легализация доходов», перечислены в ст. 3 Закона о противодействии легализации доходов, полученных преступным путем. Для решения вопроса о наличии состава преступления, предусмотренного ст. 174.1 УК РФ, необходимо установить, что лицо совершило указанные финансовые операции и другие сделки с денежными средствами в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами.

ВС пришел к выводу, что в описательно-мотивировочной части приговора Александру Леванову не указано, какие именно действия совершил заявитель для придания правомерности владению денежными средствами, приобретенными в результате незаконного оборота наркотиков. Как следует из приговора, перевод полученных преступным путем денежных средств Александр Леванов осуществлял в рамках отведенной ему в организованной группе роли, вмененной ему фактическим ее руководителем.

«Само по себе использование безналичных банковских операций по переводу денег неустановленным лицам не свидетельствует о легализации денежных средств. Указанные финансовые операции являлись дополнительным инструментом, направленным на сокрытие преступной деятельности организованной группы в сфере незаконного оборота наркотических средств», – подчеркнул Верховный Суд.

Кроме того, Суд отметил, что после вступления в законную силу приговора в отношении заявителя районный суд в общем порядке судебного разбирательства рассмотрел уголовное дело в отношении Н. и других лиц, являвшихся членами преступной группы. Уголовное преследование в отношении Н. в части предъявленного ему обвинения по п. «а» ч. 4 ст. 174.1 УК РФ было прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отказом гособвинителя от обвинения. Таким образом, в двух судебных решениях в отношении участников одной организованной группы содержатся противоположные выводы судов относительно наличия в их действиях состава преступления, предусмотренного ст. 174.1 УК РФ.

Учитывая вышеизложенное, ВС РФ определил приговор районного суда и постановление президиума областного суда в части п. «а» ч. 4 ст. 174.1 УК РФ отменить и прекратить дело в этой части на основании п. 2 ч.1 ст. 24 УПК РФ. Судебные акты были также изменены в части уменьшения срока наказания до 5 лет и 6 месяцев лишения свободы, в остальном они оставлены без изменения.

Адвокат Роман Голоднов, защищавший Леванова в суде первой инстанции, назвал определение ВС РФ интересным, так как действующее в УПК РФ «соглашение со следствием» и на сегодняшний день имеет правовые пробелы. «Дело в том, что уголовные дела лиц, с которыми заключено соглашение со следствием рассматриваются отдельно от остальных и с применением особого порядка судебного разбирательства. В данной ситуации Леванов, содействуя следствию и давая правдивые признательные показания по делу, с точки зрения квалификации оказался в более худшем положении, нежели лица по основному уголовному делу», – отметил Роман Голоднов.

Юрист адвокатского бюро «Забейда и партнеры» Артем Саркисян отметил в кассационном определении ряд интересных и важных выводов, к которым пришел ВС РФ в вопросе легализации денежных средств, приобретенных преступным путем. По словам эксперта, особого внимания заслуживает вывод о том, что факт обезличивания денежных средств путем их переводов неустановленным лицам сам по себе не может свидетельствовать о легализации. «Данный вывод представляется абсолютно логичным и обоснованным», – подчеркнул он.

Так, объективная сторона ст. 174 и 174.1 УК РФ, устанавливающих ответственность за легализацию денежных средств, приобретенных преступным путем, заключается в совершении финансовых операций и других сделок с ними в целях придания правомерности их владению. «И если обезличивание денежных средств путем их переводов может свидетельствовать о факте совершения финансовой операции с денежными средствами и даже о том, что указанные денежные средства получены преступным путем, то факт обезличивания путем переводов никак не может свидетельствовать о цели придания правомерного вида владению денежными средствами», – пояснил Артем Саркисян.

Он также отметил, что аналогичный вопрос рассмотрен в п. 10 Постановления Пленума ВС РФ от 7 июля 2015 г. № 32 «О судебной практике по делам о легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, и о приобретении или сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем»: «ВС РФ привел примеры ситуаций, которые свидетельствуют о цели придания правомерного вида владению денежными средствами. Таким образом, если в постановлении Пленума ВС перечислен неисчерпывающий перечень ситуаций, которые свидетельствуют о наличии цели придания правомерного вида, то кассационное определение ориентирует суды на то, что установления ряда обстоятельств недостаточно для вменения указанного признака и, как следствие, всего состава в целом».

Руководитель уголовной практики Адвокатского бюро «А-ПРО», адвокат Валерий Волох назвал данное судебное решение совершенно верным с точки зрения уголовного закона. По его словам, в настоящее время российская судебно-следственная практика идет по неверному пути расширительного понимания преступной легализации. «В результате этого любые операции с похищенным имуществом, хотя сами по себе не обладают совершенно никакой общественной опасностью, все же приводят к обвинению в совокупности преступлений: имущественное преступление плюс легализация», – заключил эксперт.

Валерий Волох привел в качестве курьезного примера случай из своей практики: «Мой подзащитный, обвиняемый в пособничестве в растрате в особо крупном размере, признал свою вину и заключил досудебное соглашение о сотрудничестве с прокурором. На момент заключения досудебного соглашения обвиняемому инкриминировался лишь состав растраты, однако перед завершением предварительного расследования следователь предъявил обвинение также и по легализации, что существенно ухудшило положение подзащитного, поскольку теперь ему инкриминировано совершение сразу двух тяжких преступлений». Адвокат добавил, что его подзащитный не согласен с квалификацией в части легализации, а непризнание им своей вины неизбежно повлечет расторжение досудебного соглашения о сотрудничестве со всеми вытекающими неблагоприятными последствиями.
23 Июля 2018,  «Адвокатская газета», Зинаида Павлова






  © "ТАМОЖЕННЫЙ АДВОКАТ" 2004-2018 Rambler's Top100