русский english italy germany china
на главную написать письмо поставить закладку
  +7 (495) 410-2177, +7 (495) 411-4306
адвокатские услуги
107045, Москва, Рождественский бульвар, д.9 
Skype: customsadvocate 
www.customs-advocate.ru 
 новости       

 последние новости       

14.02.2019
ЕАЭС и АСЕАН прорабатывают планы совместных действий
далее...

14.02.2019
Александр Коновалов: Минимальный размер морального вреда, возможно, стоит установить
далее...


04.02.2019
ВС: Суд не вправе искать аргументы за одну из сторон

Суд указал на неправомерность взыскания компенсации за нарушение исключительных прав в целом, несмотря на то, что правообладатель заявлял три разных требования, касающихся товарного знака и объектов авторского прав

Адвокаты отметили обоснованность и законность определения Суда. Одна из них заметила, что ВС учел позицию КС, прямо указавшего, что суд не может снижать размер компенсации ниже установленного законом минимального предела по собственной инициативе. Другой обратил внимание, что Верховный Суд в своем решении ссылается не на норму АПК, а на практику ее применения судами.

При этом, как отметил один из экспертов, главная идея ВС заключается в том, что суд не вправе искать аргументы за одну из сторон.

ООО «Маша и медведь» обратилось в арбитражный суд с иском к ИП Гаджиеву, в торговом павильоне которого был приобретен товар с изображением сходных до степени смешения объектов исключительных прав, принадлежащих обществу. Истец просил взыскать с предпринимателя компенсацию за нарушение исключительных прав на товарный знак, а также произведения изобразительного искусства (рисунки «Маша», «Медведь») и прочие расходы на общую сумму свыше 30 тыс. руб.

Дело было рассмотрено в порядке упрощенного производства. Решением суда с предпринимателя в пользу общества были взысканы компенсация в размере 10 тыс. руб. и прочие расходы. В удовлетворении остальной части иска было отказано. Суд признал доказанным факт нарушения исключительных прав истца, однако снизил размер компенсации, исходя из требований разумности и справедливости, характера нарушения, а также однократной реализации предпринимателем одной единицы товара стоимостью 100 руб. Суд также учел, что спорные объекты размещались на одном товаре, доказательств неоднократности совершения ответчиком аналогичных нарушений, их грубого характера, а также наступления для истца неблагоприятных последствий суду представлено не было. Данное решение устояло в апелляции. 

Не согласившись с решениями судов, общество обжаловало их в ВС, ссылаясь на несоответствие выводов суда обстоятельствам дела и представленным доказательствам, а также на нарушение оспариваемыми судебными актами его прав и законных интересов в результате неправильного применения и толкования судами норм материального и процессуального права.

Рассмотрев материалы дела № А41-11228/2018, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС вынесла Определение № 305-ЭС18-17030, в котором указала, что нижестоящие суды не учли, что согласно п. 3 ст. 1252 ГК РФ при нарушении исключительного права правообладатель вправе требовать компенсации вместо возмещения убытков. При этом он освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков, а размер компенсации определяется судом в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств, с учетом требований разумности и справедливости.

Кроме того, Верховный Суд сослался на п. 2 Постановления КС РФ от 13 декабря 2016 г. № 28-П, подчеркнув, что суд не лишен права взыскать сумму компенсации в меньшем размере по сравнению с заявленными требованиями, но не ниже минимально установленного законом предела, а сторона, заявившая о необходимости снижения компенсации ниже минимума, обязана доказать необходимость такой меры (ст. 65 АПК РФ).

ВС при этом отметил, что общество заявляло три самостоятельных требования: одно касалось товарного знака, а два – объектов авторского права. «Не обосновав и не указав, в каком объеме удовлетворено каждое из требований, суды взыскали 10 тыс. руб. за нарушение исключительных прав в целом», – подчеркивается в определении.

В обоснование своей позиции ВС указал, что согласно абз. 3 п. 3 ст. 1252 ГК РФ, если одним действием нарушены права на несколько результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, размер компенсации определяется за каждый неправомерно используемый результат.

При этом, подчеркнул ВС, если права на соответствующие результаты (средства индивидуализации) принадлежат одному правообладателю, общий размер компенсации за нарушение прав на них с учетом характера и последствий нарушения может быть снижен ниже пределов, установленных ГК, но не может быть меньше 50% суммы минимальных размеров всех компенсаций за допущенные нарушения, однако данная норма не была применена судами.

В связи с этим ВС отменил процессуальные решения нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию. При этом он пояснил, что при пересмотре суду следует установить круг обстоятельств, подлежащих доказыванию, надлежаще оценить доводы и возражения лиц, участвующих в деле, а также представленные доказательства, и определить размер компенсации в порядке и пределах, установленных ГК, приняв, таким образом, законный и обоснованный судебный акт.

Комментируя «АГ» определение Суда, адвокат АБ «Андрей Городисский и Партнеры» Елена Городисская отметила, нижестоящими судами при принятии судебных актов были неправильно применены и не применены положения п. 3 ст. 1252 ГК. «Данной нормой установлено право суда при условии незаконного использования нескольких объектов интеллектуальной собственности на одном товаре и их принадлежности одному правообладателю снизить размер компенсации ниже установленного законом предела для каждого из объектов, но не более чем на 50%, – отметила адвокат. – В данном случае суды, присудив общую сумму компенсации за три объекта в сумме 10 тыс. руб., снизили общую сумму в большем размере».

Что касается вопроса о снижении компенсации без заявления ответчика, то в данном случае, подчеркнула Елена Городисская, ВС учел позицию КС, прямо указавшего, что суд не может снижать размер компенсации ниже установленного законом минимального предела по собственной инициативе.

Адвокат АБ «ЮГ» Сергей Радченко подчеркнул, что главная идея ВС выражается в том, что суд не имеет права искать аргументы за одну из сторон. «Если истец в обоснование иска ссылается на факты и приводит их доказательства, а ответчик молчит, требования истца должны признаваться доказанными, – пояснил он. – Это частное следствие из принципа состязательности – одного из фундаментальных принципов арбитражного процесса. Это правило закреплено в ч. 3.1 ст. 70 АПК РФ». При этом эксперт обратил внимание, что ВС не ссылается на данную норму, а в качестве источника указанного правила указывает судебную практику.

Эксперт полагает, что суд первой инстанции это правило нарушил таким образом: стал самостоятельно, за ответчика, искать основания для снижения взыскиваемой компенсации, лежащие в области фактов. «Суд нашел, что объекты исключительных прав истца размещены на одном товаре, при этом истец не представил доказательств неоднократности нарушения, его грубого характера и неблагоприятных для истца последствий», – отметил он. Тем самым, считает адвокат, суд стал играть на стороне ответчика, хотя тот его об этом не просил.

Эта ситуация, по мнению Сергея Радченко, схожа с взысканием неустойки, которую суд, как и компенсацию за нарушение исключительных прав, может снизить на основании ст. 333 ГК только по заявлению ответчика. «ВС правильно обратил внимание на ошибку нижестоящих судов, обоснованно отменил их судебные акты и направил дело на новое рассмотрение», – резюмировал адвокат.
04 Февраля 2019, «АГ», Марина Нагорная, Татьяна Кузнецова






  © "ТАМОЖЕННЫЙ АДВОКАТ" 2004-2019
Rambler's Top100