русский english italy germany china
на главную написать письмо поставить закладку
  +7 (495) 410-2177, +7 (495) 411-4306
адвокатские услуги
107045, Москва, Рождественский бульвар, д.9 
Skype: customsadvocate 
E-mail: info@customs-advocate.ru 
 новости       

 последние новости       

14.10.2019
Представитель Customs & Corporate Lawyers принял участие в Волжском инвестиционном форуме
далее...

11.10.2019
Перспективы таможенного сотрудничества со странами Евросоюза обсудят на МТФ-2019
далее...


16.09.2019
КС пояснил различия камеральной и выездной налоговых проверок

Как указал Суд, нормы НК РФ не исключают выявление при проведении выездной проверки таких нарушений, которые не были обнаружены при проведении камеральной проверки

Эксперты «АГ» неоднозначно оценили выводы КС. Один из них согласился с его позицией в том, что выявление при проведении выездной проверки нарушений, которые не были обнаружены при проведении камеральной, не противоречит Конституции. Другой эксперт полагает, что такое обстоятельство очень сильно увеличивает неопределенность в налоговой сфере, поскольку не позволяет бизнесу принимать решения и оценивать экономику оперативно, исходя из результатов оперативно проводимых камеральных проверок. Третий полагает, что обнаружение правонарушений в рамках выездных проверок после камеральных является нормальным обстоятельством и обусловлено различными целями, глубиной и объемом контрольных мероприятий, которые возможны в рамках этих двух видов налоговых проверок.

Конституционный Суд РФ вынес Определение № 2116-О по жалобе компании «АЛРОСА» на ряд положений НК РФ, в том числе относительно уплаты пени и штрафа по результатам выездной проверки, хотя такие нарушения не были выявлены налоговиками в ходе предшествовавшей камеральной проверки.

Повод для обращения в Конституционный Суд

По результатам камеральной проверки ПАО «Акционерная компания «АЛРОСА» налоговый орган распорядился возвратить налогоплательщику излишне уплаченный налог на прибыль и возместить НДС. Тем не менее по итогам последующей выездной проверки налоговики доначислили обществу суммы налогов к уплате, пени и штраф. Поводом для этого стало несогласие фискального органа с включением в состав расходов по прибыли, а также для целей исчисления и уплаты НДС затрат на обслуживание и содержание жилищного фонда, произведенных после передачи соответствующего имущества муниципальным образованиям.

Впоследствии арбитражные суды различных инстанций поддержали соответствующее решение налогового органа. Они пришли к выводу, что указанные расходы не могут быть отнесены к обоснованным затратам налогоплательщика, поскольку они не связаны с освоением природных ресурсов и не предусмотрены соглашениями с органами местного самоуправления.

Содержание жалобы в КС РФ

В своей жалобе в Конституционный Суд РФ компания оспорила ряд положений НК РФ:

  • п. 1 и п. 8 ст. 75, определяющие понятие пени и основания для ее неначисления;
  • п. 1 ст. 109, устанавливающий обстоятельства, исключающие привлечение лица к ответственности за совершение налогового правонарушения;
  • подп. 3 п. 1 ст. 111, признающий в качестве одного из обстоятельств, исключающих вину лица в совершении налогового правонарушения, выполнение налогоплательщиком письменных разъяснений, данных налоговым или другим уполномоченным органом госвласти в пределах его компетенции;
  • п. 1 ст. 122, устанавливающий основания для начисления 20% штрафа от неуплаченной суммы налога в случае неуплаты или неполной уплаты сумм налога (сбора, страховых взносов);
  • п. 1 ст. 252, позволяющий налогоплательщику уменьшить полученные доходы на сумму произведенных обоснованных и документально подтвержденных расходов, а также раскрывающий понятие таких расходов;
  • подп. 3 п. 1 ст. 253 о том, что расходы, связанные с производством и реализацией, включают в себя расходы на освоение природных ресурсов;
  • абз. 5 п. 1 ст. 261, согласно которому к расходам на освоение природных ресурсов, в частности, относятся расходы, предусмотренные договорами (соглашениями) с органами госвласти субъектов РФ, с органами местного самоуправления и (или) родовыми, семейными общинами коренных малочисленных народов;
  • п. 16 ст. 270, предусматривающий, что при определении налоговой базы, по общему правилу, не учитываются расходы в виде стоимости безвозмездно переданного имущества и расходов, связанных с такой передачей.

По мнению заявителя, некоторые оспариваемые им положения лишают налогоплательщика возможности учесть в целях налогообложения вынужденные расходы на содержание имущества, переданного им муниципальным образованиям, в связи с отсутствием у последних необходимых для этого ресурсов. А ряд других спорных норм позволяет взыскивать с налогоплательщика пени и штраф за неуплату налога по результатам проведения выездной проверки, хотя решение о возврате (возмещении) налогов было принято самим налоговым органом по результатам камеральной проверки.

Выводы КС

Изучив материалы жалобы, Конституционный Суд не нашел оснований для принятия ее к рассмотрению. Он напомнил, что налоговые правоотношения всегда основаны на властном подчинении и субординации сторон. Публично-правовой обязанности платить налоги корреспондирует необходимость детального пояснения оснований и пределов их уплаты.

Со ссылкой на Постановление № 3-П/2004 КС отметил, что судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией. Ведь в силу рискового характера такой деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие в ней деловых просчетов.

«Следовательно, нормы п. 1 ст. 252, подп. 3 п. 1 ст. 253, абз. 5 п. 1 ст. 261 и п. 16 ст. 270 НК РФ требуют установления объективной связи понесенных налогоплательщиком расходов с направленностью его деятельности на получение прибыли, причем бремя доказывания необоснованности расходов налогоплательщика возлагается на налоговые органы. Что же касается вопроса о допустимости привлечения налогоплательщика к ответственности за неуплату (неполную уплату) налогов и сборов, выявленную по результатам выездной налоговой проверки, то именно на налогоплательщике лежит обязанность уплачивать законно установленные налоги (в том числе в размере и в порядке, установленных налоговым законодательством), а следовательно, и ответственность за нарушение законодательства о налогах и сборах, в частности за неуплату (неполную уплату) налогов и сборов (ст. 23 и 122 НК РФ)», – отмечено в определении.

Конституционный Суд также пояснил, что, в отличие от выездной проверки, камеральная нацелена на своевременное выявление ошибок в налоговой отчетности и оперативное реагирование налоговых органов на обнаруженные нарушения. Это, в свою очередь, позволяет смягчить для налогоплательщиков последствия от неправильного применения ими налогового закона. Выездная же проверка ориентирована на выявление тех нарушений налогового законодательства, которые не всегда можно обнаружить в рамках камеральной налоговой проверки. Как правило, именно в рамках таких проверок и выявляются нарушения, обусловленные злоупотреблениями налогоплательщика в налоговой сфере, стремлением уклониться от налогообложения.

«Указанные положения НК РФ не предполагают дублирования контрольных мероприятий, осуществляемых в рамках налоговых проверок указанных видов – выездных и камеральных. В связи с этим они не исключают выявление при проведении выездной налоговой проверки (как более углубленной формы налогового контроля) таких нарушений, которые не были обнаружены при проведении камеральной налоговой проверки», – пояснил Суд.

С учетом этого КС РФ напомнил, что правила осуществления выездной проверки, предполагающие возможность пересмотра размера налоговой обязанности налогоплательщика за конкретный налоговый период по сравнению с ранее установленным ее размером в рамках камеральной проверки, не могут нарушать конституционные права налогоплательщиков. Со ссылкой на собственное Определение от 10 марта 2016 г. № 571-О Суд отметил, что, будучи обеспеченными судебным контролем, они представляют собой механизм определения действительного размера налоговой обязанности налогоплательщика для соблюдения баланса частных и публичных интересов в сфере уплаты налогов и сборов.

Эксперты «АГ» прокомментировали выводы Суда

Старший юрист Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья» Андрей Белик выделил два аспекта в данном деле. «Относительно претензии компании о невозможности учесть в целях налогообложения вынужденные расходы на содержание имущества, переданного им муниципальным образованиям, КС РФ предсказуемо сослался на общие положения ст. 252 и 270 НК РФ. Обоснованность любых расходов зависит от конкретных фактических обстоятельств, а это уже явно не вопрос Конституционного Суда. Относительно позиции компании о незаконности доначисления ей пени и штрафов по итогам выездной проверки, если ранее в рамках камеральной аналогичные претензии отсутствовали, Суд не сказал ничего нового. Он указал, что выявление при проведении выездной проверки (как более углубленной формы налогового контроля) нарушений, которые не были обнаружены при проведении камеральной, не противоречит Конституции РФ», – пояснил эксперта.

По словам Андрея Белика, такая позиция уже неоднократно высказывалась КС РФ, и с ней сложно не согласиться. «Поскольку в противном случае возможность доначисления налогоплательщику штрафов и пени в принципе невозможна, так как де-факто в рамках выездной проверки всегда проверяются прошлые периоды, по которым были предоставлены соответствующие налоговые декларации и проведены камеральные проверки», – заключил юрист.

Партнер налоговой практики АБ КИАП Андрей Зуйков полагает, что сформулированный в комментируемом судебном акте подход КС РФ не новый для судебной практики. «В частности, ранее Определением № 571-О/2010 по жалобе ООО "Чебаркульская птица" уже была сформулирована позиция, согласно которой налоговые органы в рамках выездных налоговых проверок вправе пересматривать свои решения, принятые в рамках камеральных проверок», – отметил он.

По словам эксперта, такое обстоятельство очень сильно увеличивает неопределенность в налоговой сфере, поскольку не позволяет бизнесу принимать решения и оценивать экономику оперативно, исходя из результатов оперативно проводимых камеральных проверок. «Ведь из комментируемой судебной позиции следует, что решение о возмещении или возврате (зачете) налогов по результатам камеральной налоговой проверки либо отсутствие налоговых претензий после проведения указанных проверок могут быть дезавуированы по результатам выездных проверок тех же периодов и налогов, которые "закрыты" камеральными проверками. Что, несомненно, повышает зависимость бизнеса от налогового усмотрения со стороны государственных органов и негативно влияет на инвестиционный фон в стране», – резюмировал Андрей Зуйков.

Адвокат, старший партнер, руководитель налоговой практики АК «Бородин и Партнеры» Алексей Пауль считает, что в определении КС основная проблема касалась возможности применения по результатам выездной налоговой проверки штрафа и пени за неправильное исчисление налога, которое ранее было «одобрено» налоговым органом в рамках камеральной налоговой проверки. «Такое внешне противоречивое поведение налоговых органов часто вызывает негативную реакцию у налогоплательщиков. В данном случае возникает вопрос о принципе последовательности (непротиворечивости) в действиях налоговых органов. Кроме того, дополнительные сомнения могут возникать в связи с тем, что с учетом п. 8 ст. 75 и подп. 3 п. 1 ст. 111 НК РФ не начисляются пени и штрафы, если правонарушение было совершено в результате выполнения письменных разъяснений налогового органа о порядке исчисления и уплаты налога», – отметил он.

По словам эксперта, указанные положения налогового законодательства, исключающие применение пеней и штрафов, относятся к иным случаям: «решение по результатам камеральной налоговой проверки нельзя рассматривать как разъяснения налоговых органов».

Алексей Пауль добавил, что Конституционный Суд давно обращал внимание на то, что обнаружение правонарушений в рамках выездных проверок после камеральных является нормальным обстоятельством и обусловлено различными целями, глубиной и объемом контрольных мероприятий, которые возможны в рамках этих двух видов налоговых проверок. «В связи с этим выявление правонарушений и соответствующее доначисление пеней и штрафов по результатам выездных проверок за периоды, по которым проводилась камеральная проверка, не противоречит смыслу процедур налогового контроля», – подытожил адвокат.
16 Сентября 2019, «АГ», Зинаида Павлова






  © "ТАМОЖЕННЫЙ АДВОКАТ" 2004-2019
Rambler's Top100