русский english italy germany china
на главную написать письмо поставить закладку
  +7 (495) 410-2177, +7 (495) 411-4306
адвокатские услуги
107045, Москва, Рождественский бульвар, д.9 
Skype: customsadvocate 
E-mail: info@customs-advocate.ru 
 новости       

 последние новости       

21.11.2020
О введении маркировки средствами идентификации отдельных групп товаров
далее...

20.11.2020
Соглашение об обмене информацией с КНР вступает в силу
далее...


06.11.2020
Проект поправок в УПК, предусматривающих онлайн-допросы свидетелей и потерпевших, доработан

Разработчики законопроекта уверены, что предложенные изменения облегчат работу следователям, будут способствовать более качественному расследованию и сократят его сроки

По мнению сенатора Андрея Кутепова, такой шаг избавит правоохранительную систему от лишних материальных и временных затрат, так как неявка свидетелей или потерпевших, проживающих в другом городе или регионе, становится весомым основанием для бесконечных продлений сроков следствия. По мнению статс-секретаря ФПА Константина Добрынина, введение дистанционной формы допроса также позволит обезопасить свидетелей в том числе от внепроцессуального давления.

Как сообщила пресс-служба Федеральной палаты адвокатов РФ, председатель Комитета Совета Федерации по экономической политике Андрей Кутепов подготовил обновленный проект поправок в УПК РФ, предусматривающих возможность проведения следователями онлайн-допросов свидетелей и потерпевших по уголовным делам.

Впервые с предложением внести в УПК ряд положений, регламентирующих допросы посредством видео-конференц-связи, Андрей Кутепов выступил в 2018 г., о чем ранее писала «АГ». Поддержанный Правительством РФ (с некоторыми замечаниями), законопроект должен был рассматриваться в июле 2020 г. Однако вследствие пандемии коронавируса документ не был вовремя вынесен на обсуждение и в октябре отозван разработчиками для доработки.

Но именно в условиях нарастающей эпидемиологической угрозы, когда закрываются многие суды и следственные изоляторы, необходимость создать альтернативный механизм проведения некоторых следственных действий, предусматривающий бесконтактное общение следственных органов со свидетелями и потерпевшими по уголовным делам, стала еще актуальнее. В связи с этим авторы законопроекта, среди которых также есть адвокаты, доработали проект и вновь направили в правительство. В ближайшее время Андрей Кутепов намерен внести усовершенствованный документ в Госдуму.

Что изменилось после доработки

Статью 5 УПК предлагается дополнить п. 8.1 следующего содержания: «допрос посредством видео-конференц-связи – это допрос, который проводится с использованием технических средств и программного обеспечения для персонального компьютера, мобильных устройств и браузера, обеспечивающих передачу звука и изображения в реальном времени».

В гл. 26 УПК предложено внести ст. 189.1, содержащую условия и особенности проведения допроса посредством ВКС. В частности, необходимо указать наличие оснований, при которых допрос должен быть произведен именно следователем или дознавателем, осуществляющим расследование уголовного дела, а не должностным лицом органа дознания или следователем по месту нахождения допрашиваемого лица.

Онлайн-допрос производится на основании поручения дознавателя или следователя и проводится по правилам ст. 189 УПК, но с учетом особенностей, установленных предлагаемой ст. 189.1. Протокол допроса составляет и оглашает следователь или должностное лицо органа дознания по месту нахождения допрашиваемого лица. Затем протокол направляется дознавателю или следователю, в производстве которого находится дело. К протоколу приобщаются документы и ордер адвоката, если допрашиваемое лицо явилось на допрос с адвокатом.

В проекте указано, что производство допроса посредством ВКС не допускается «в случае возможности разглашения государственной тайны либо данных о лице, в отношении которых приняты меры безопасности». Отсутствие такого пункта в первоначальной редакции законопроекта отмечалось в заключении Правительства РФ на законопроект.

Сенатор Андрей Кутепов отметил, что допрашивать в режиме онлайн можно будет свидетелей, потерпевших по уголовному делу и экспертов, чьи выводы могут иметь значение для следствия. По его мнению, такой шаг по упрощению процедуры допроса избавит правоохранительную систему от лишних материальных и временных затрат, так как неявка свидетелей или потерпевших, проживающих в другом городе или регионе, становится весомым основанием для бесконечных продлений сроков следствия.

Авторы законопроекта уверены, что предложенные поправки облегчат работу следователям, будут способствовать более качественному расследованию и сократят его сроки. Они указывают, что после такого допроса следователь, в производстве которого находится уголовное дело, получает информацию, необходимую для производства дальнейших следственных действий, которые можно проводить сразу после допроса, а не ждать получения материалов. Это важно, например, если свидетель сообщил приметы преступника, направление, в котором тот скрылся, или государственный номер автомобиля, на котором уехал преступник. Следователь получит возможность сразу же направить соответствующие запросы, ориентировки, изъять видеозаписи с камер наблюдения и т.п.

Статс-секретарь ФПА Константин Добрынин в комментарии пресс-службе ФПА отметил, что «основными и главными мотивами нашей совместной с сенатором Кутеповым новации являются защита прав людей и устранение процессуальных абсурдов в уголовном судопроизводстве, чем мы плодотворно занимались совместно с ФПА РФ и адвокатским сообществом еще в мою бытность сенатором».

«Этот проект – логичное продолжение той деятельности, – пояснил он. – Если законопроект станет законом, то он сыграет положительную роль, так как позволит в значительной мере экономить время и быстро получать информацию, необходимую для расследования уголовного дела, и, что самое важное, защитит права наших доверителей, поскольку позволит устранить и бесконечную волокиту в расследовании».

Константин Добрынин назвал «процессуальным абсурдом и дикостью» случаи, когда уголовные дела расследуются годами и зачастую загвоздка или единственный повод для продления – это именно несостоявшийся допрос свидетеля, потерпевшего по делу. «С введением дистанционной формы допроса у следствия не будет надуманного повода для бесконечных продлений уголовного дела, а свидетелей удастся обезопасить в том числе от внепроцессуального давления», – пояснил он.

По словам статс-секретаря ФПА, технически процедура крайне проста: два следователя созваниваются с использованием удобной для них программы и проводят допрос. «Вначале оба следователя должны провести обязательную процедуру идентификации личности допрашиваемого по аналогии с тем, как это делается в судах (где допросы по ВКС практикуются уже не первый год). Тот следователь, у которого находится свидетель, проверяет его документы, удостоверяющие личность, специальный статус (если применимо) и т.п. Он подтверждает соответствие, затем задает вопросы, а второй следователь ведет протокол и записывает все вопросы к свидетелю/потерпевшему и его ответы», – сообщил Константин Добрынин, добавив, что «перегибы и злоупотребления, конечно, возможны в России всегда, но здесь мы старались свести их к минимуму, и смысл поправки в том, чтобы их избежать».

Константин Добрынин также указал, что принцип состязательности сторон при такой процедуре нарушен не будет, так как это, по сути, обычный допрос свидетеля или потерпевшего, который проводится по правилам, ранее установленным в УПК, только с использованием ВКС. Он добавил, что «технические вопросы могут быть, но при нынешнем развитии технологий, удачно опробованных всеми государствами, включая Россию, во время пандемии, скорее всего, их не будет. Главное, чтобы у следствия не было психологических проблем».

Адвокаты поддержали поправки

«Идея нормативной регламентации производства допроса посредством ВКС на досудебных стадиях уголовного процесса возникла своевременно, – подчеркнул в советник ФПА, член Совета АП г. Москвы Евгений Рубинштейн. – Опыт допроса в аналогичном порядке в судебных стадиях апробирован и, несмотря на изначальный скептицизм многих ученых и практических работников, признан эффективным. Поэтому в современных условиях есть все основания для совершенствования формы допроса».

По его словам, «рассматриваемый законопроект основан на уже существующей концептуальной модели допроса посредством ВКС, когда в его процедуре задействованы два должностных лица – инициатор и, по сути, “удостоверитель”. Несмотря на увеличение количества задействованных должностных лиц при производстве такого допроса, все же в результате стоимость производства этого следственного действия будет существенно ниже по сравнению с его проведением в стандартном формате, но с выездом в командировку. А экономия времени и увеличение эффективности работы следователя очевидны».

Евгений Рубинштейн считает, что нельзя обойти вниманием и открывающиеся возможности для защиты при введении дистанционной формы допроса. «Если сейчас защитники вынуждены убеждать свидетелей прибыть в место производства предварительного расследования, а обвиняемые – нести финансовые расходы, то с введением новой формы допроса вся процедура может значительно упроститься и подешеветь».

Евгений Рубинштейн не сомневается, что «правоприменительная практика выявит проблемы реализации новой формы допроса, например при необходимости предъявления допрашиваемому предметов и документов, при решении вопроса о нахождении адвоката (представителя) допрашиваемого лица в одном из задействованных мест, оказании допрашиваемому юридической помощи и т.д.». Однако, по его мнению, применение аналогии закона, допускаемой при возникновении пробелов, позволит разрешить многие проблемы, и во избежание злоупотреблений со стороны правоохранительных органов при введении новой формы допроса следует совершенствовать уже существующий институт оглашения показаний.

Положительные стороны предлагаемых поправок отметил и советник ФПА, член Совета АП Ставропольского края Нвер Гаспарян. «Следователю дистанционно будет проблематично оказать незаконное воздействие на допрашиваемого, и скорость организации допроса будет больше, чем при направлении поручения и получении ответа по почте», – пояснил он.

Минусами Нвер Гаспарян считает худшую достоверность показаний из-за возможных технических проблем и сбоев, а также участие в допросе сразу двух следователей: ведущего расследование и фиксирующего показания в месте нахождения свидетеля. «Возникает вопрос с процессуальной легитимностью участия последнего. В идеале, чтобы не возникало никаких претензий к такому коллективному допросу в суде, следовало бы само видео допроса приобщать к материалам уголовного дела», – полагает он.

Нвер Гаспарян назвал инициативу ведения онлайн-допросов свидетелей в ходе досудебного производства «вполне современной», однако подчеркнул, что такой способ должен использоваться лишь в самых исключительных случаях. «Например, свидетель живет на острове Сахалин и прилететь в Калининград не может, сроки следствия истекают, и нет возможности отправить письменное поручение о допросе», – пояснил он.

06 Ноября 2020,  «Адвокатская газета»






  © "ТАМОЖЕННЫЙ АДВОКАТ" 2004-2020
Rambler's Top100