русский english italy germany china
на главную написать письмо поставить закладку
  +7 (495) 410-2177, +7 (495) 411-4306
адвокатские услуги
107045, Москва, Рождественский бульвар, д.9 
Skype: customsadvocate 
E-mail: info@customs-advocate.ru 
 новости       

 последние новости       

12.10.2022
КС не увидел неопределенности в статье КоАП об ответственности за недекларирование товаров
далее...

12.10.2022
ЕЭК готовит новые таможенные решения в области внешней электронной торговли
далее...


12.10.2022
КС не увидел неопределенности в статье КоАП об ответственности за недекларирование товаров

Суд посчитал, что существующая дифференциация при определении размера административного штрафа, налагаемого на граждан, на юрлиц и на должностных лиц, не нарушает прав заявительницы

По мнению одного эксперта «АГ», фактически жалоба была направлена на то, чтобы Конституционный Суд указал на необходимость изменения правил исчисления штрафных санкций, назначаемых нарушителям таможенного законодательства, что в принципе является невозможным. Другая полагает, что вместо реального анализа ситуации КС РФ разъяснил очевидные вещи, поскольку заявительница не просила его установить твердые размеры штрафа или иной порядок его расчета за вмененное ей нарушение таможенного законодательства, то есть выйти за рамки своих дискреций. Третий полагает, что определение продолжает формирование достаточно спорного и неоднозначного подхода Конституционного Суда по оценке конституционности ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ.

Конституционный Суд опубликовал Определение № 2559-О/2022 по жалобе на ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ, устанавливающую административную ответственность за недекларирование по установленной форме товаров, подлежащих таможенному декларированию.

С жалобой в Конституционный Суд обратилась Александра Еремичева, ранее привлеченная к административной ответственности. По ее мнению, оспариваемое законоположение не соответствует Конституции, поскольку, предусматривая разные основания для исчисления размера административного штрафа, оно допускает наложение такового на физлиц, которые ввозят товары на таможенную территорию РФ для личных нужд, в большем размере по сравнению с размером административных штрафов, налагаемых на должностных лиц и юрлиц, осуществляющих ввоз товаров для целей предпринимательской деятельности.

Изучив представленные материалы, Конституционный Суд не нашел оснований для принятия жалобы к рассмотрению. При этом он напомнил, что в силу КоАП РФ назначение административного наказания юрлицу не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение виновное физлицо, равно как и привлечение к административной или уголовной ответственности последнего не освобождает от административной ответственности за это правонарушение юрлицо (ч. 3 ст. 2.1). Со ссылкой на Постановление от 26 ноября 2012 г. № 28-П Суд, в частности, напомнил, что он не вправе вторгаться в компетенцию законодателя, предлагая ему установить конкретные правила исчисления штрафных санкций, назначаемых нарушителям таможенного законодательства.

Как пояснил Суд, КоАП также предусматривает, что административной ответственности подлежит должностное лицо в случае совершения им административного правонарушения в связи с неисполнением либо ненадлежащим исполнением своих служебных обязанностей (ст. 2.4). Должностное лицо, признанное виновным в совершении административного правонарушения, самостоятельно, то есть независимо от юрлица, несет все неблагоприятные последствия привлечения к административной ответственности, включая обязанность по уплате наложенного на него административного штрафа. Поскольку привлечение такого лица к административной ответственности за недекларирование по установленной форме товаров, подлежащих таможенному декларированию, связано с неисполнением либо ненадлежащим исполнением им своих служебных обязанностей и не освобождает юрлицо от административной ответственности за это правонарушение, постольку законодатель не лишен возможности при установлении административного штрафа для должностного лица определить его размер в рублях, а не в сумме, кратной стоимости ввозимых товаров, как это предусмотрено в отношении юрлица.

Соответственно, законодатель определил административный штраф как денежное взыскание, которое выражается в рублях, а также может выражаться в величине, кратной стоимости предмета административного правонарушения на момент его окончания или пресечения, и закрепил правила определения стоимости товаров для целей уплаты административных штрафов. «Таким образом, ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ, санкция которой предусматривает в системе приведенного регулирования дифференциацию при определении размера административного штрафа, налагаемого на граждан, осуществляющих ввоз товаров для личного пользования (таможенная стоимость ввозимого товара), на юридических лиц (рыночная стоимость ввозимого товара) и на должностных лиц (от 10 тысяч до 20 тысяч руб.), не может расцениваться как нарушающая какие-либо права заявительницы», – заметил КС.

Юрист Правового центра «Капустин и партнеры» Андрей Капустин назвал верными выводы КС РФ. «Фактически жалоба заявителя была направлена на то, чтобы Конституционный Суд указал на необходимость изменения правил исчисления штрафных санкций, назначаемых нарушителям таможенного законодательства, что в принципе является невозможным, о чем говорится в Постановлении № 28-П. Отдельно отмечу следующее: Суд обратил внимание на то обстоятельство, что назначение административного наказания юрлицу не освобождает от административной ответственности за это правонарушение виновное физлицо. В то же время необходимо отметить, что в марте 2022 г. были внесены поправки в ст. 2.1 КоАП РФ, в соответствии с которыми юрлицо может избежать ответственности в случае, если к административной ответственности привлекли его должностное лицо и если юрлицо приняло предусмотренные законодательством РФ меры для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность. В установленных случаях после привлечения к ответственности юрлица административная ответственность должностного лица будет исключена. Однако для физических лиц подобного рода “снисхождений” не предусмотрено. В связи с этим я вижу несоблюдение баланса интересов сторон», – полагает он.

Партнер юридической фирмы Law & Commerce Offer Антон Алексеев отметил, что КС РФ сослался на Постановление № 28-П/2012, которым признано, что взаимосвязанные положения ч. 1 ст. 16.2 и ч. 2 ст. 27.11 КоАП РФ не противоречат Конституции в той мере, в какой они предполагают возможность применения более высоких штрафных административных санкций в отношении юрлиц, устанавливая тем самым для них повышенную ответственность за соблюдение таможенных правил при ввозе на таможенную территорию товаров, подлежащих декларированию, по сравнению с ответственностью физлиц, ввозящих товары для личного пользования.

 «Из этого постановления следует, что административная ответственность за нарушение ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ может быть выше для юрлиц, чем для физических, следовательно, права заявительницы не нарушаются, – заметил он. – Между тем к Постановлению № 28-П было составлено особое мнение судьи Константина Арановского, который, в частности, указывал, что не может согласиться с тем, что правила об исчислении штрафа можно истолковать и применить с разными последствиями для юридических и физических лиц, притом что сами правила таких различий не предусматривают. Исчисление штрафа на основе рыночной стоимости ввозимого товара влечет наложение этого наказания в более высоком размере, чем если бы он был исчислен по таможенной стоимости согласно сопровождающим документам. Положения ч. 1 ст. 16.2 и ч. 2 ст. 27.11 КоАП РФ взаимосвязаны, а правила оценки рыночной стоимости изъятых вещей регулируют исчисление размера штрафов».

Антон Алексеев добавил, что в особом мнении Константина Арановского также указывалось, что не очевидно, что исчисление штрафа на основе рыночной стоимости ввозимого товара влечет наказание в более высоком размере, чем если бы штраф исчисляли по сопровождающим товар документам. «Не исключено падение спроса, когда рыночная стоимость станет ниже, чем таможенная стоимость товара. Вообще, при покупке товара за границей можно не только выгадать, но и прогадать. Поэтому различное применение правил исчисления штрафов к юридическим и физическим лицам дает одну лишь неопределенность и не искупает ее справедливостью даже в том спорном смысле, в каком правоприменительная практика тяготеет к усилению ответственности юридических лиц. Указанное мнение заслуживает внимания. Соответственно, усматривается, что комментируемое определение продолжает формирование достаточно спорного и неоднозначного подхода Конституционного Суда по оценке ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ на соответствие Конституции России», – подытожил Антон Алексеев.

Учредитель юридической фирмы «БИЭЛ» Лариса Рябченко отметила, что определение КС РФ содержит два основания отказа: первое – довольно пространное – что разное определение размера штрафа за одно и то же правонарушение для физических лиц, ввозящих товары для личных нужд с нарушением требований ТК РФ, и для юридических и должностных лиц, ввозящих те же товары в коммерческих целях, не затрагивает прав заявительницы. Второе – что Конституционный Суд не вправе предписывать законодателю, какие конкретно штрафы и в каких размерах он вправе взимать за те или иные, в том числе и таможенные, правонарушения. «Между тем вопрос заявительницы жалобы достаточно прост и понятен. Физлицо, ввезшее единичный товар для собственных нужд и не указавшее его в таможенной декларации как подлежащий декларированию либо указавшее, но по заниженной стоимости, а не по таможенной, как указано в обжалуемой норме ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ, не только лишается этого товара, но платит еще и часть, – и может быть, значительную, – его таможенной стоимости. В некоторых случаях определяемую, как для юридических лиц, как рыночная», – заметила она.

В то же время юрлицо, намеренное извлечь сверхприбыль из аналогичного нарушения, – сверх-, потому что к нормальной прибыли добавляется незаконная экономия на таможенной пошлине, – платит в случаях высокой незадекларированной стоимости товара твердый размер штрафа, сколько бы ни стоил неправильно задекларированный товар. «Именно в этом заключается неравенство сторон гражданского оборота перед законом, и именно это и обжаловала заявительница. Вместо реального анализа ситуации и рассмотрения именно вопроса конституционного неравенства КС РФ, увы, разъяснил очевидные вещи. Ни заявительница, ни иные лица, кого затрагивает определение, не сомневаются в праве законодателя самостоятельно устанавливать правила в том числе таможенного регулирования, основания, порядок расчета и размеры штрафов. Очевидно, что заявительница не просила Конституционный Суд установить твердые размеры штрафа или иной порядок его расчета за вмененное ей нарушение таможенного законодательства. Соответственно, она не просила его выйти за рамки своих дискреций. Возможности КС РФ заключаются в установлении отступления от принципа равенства перед судом и законом и указании законодателю на это отступление с требованием исправить допущенное законодателем неравенство. К сожалению, именно этого определение и не содержит», – резюмировала Лариса Рябченко.

12 Октября 2022, «Адвокатская газета», Зинаида Павлова






  © "ТАМОЖЕННЫЙ АДВОКАТ" 2004-2022
Rambler's Top100