русский english italy germany china
на главную написать письмо поставить закладку
  +7 (495) 410-2177, +7 (495) 411-4306
адвокатские услуги
107045, Москва, Рождественский бульвар, д.9 
Skype: customsadvocate 
www.customs-advocate.ru 
 «в сибирь за справедливостью» статья «новой адвокатской газеты» №4,2010г.       

 последние новости       

15.09.2017
НЕОДНОЗНАЧНЫЙ ПРИНЦИП СОСТЯЗАТЕЛЬНОСТИ
далее...

15.09.2017
ЕЭК предложила экспертам выбрать товары для маркировки
далее...


«В СИБИРЬ ЗА СПРАВЕДЛИВОСТЬЮ»
«Новая адвокатская газета» , № 4, 2010г.


Усилиями подмосковных адвокатов сибирская компания добилась восстановления 
попранных прав, что предотвратило произвол со стороны таможни

Авторы: Ирина ВАХТЕРОВА, юрист,
Константин КУРОЧКИН, адвокат, руководитель Коллегии адвокатов «Таможенный адвокат»,

Как показывает опыт, представлять интересы участников внешнеэкономической деятельности (ВЭД) в конфликте с таможнями могут только профессионалы. Компании не спешат отстаивать свои права, даже если привлечение их к ответственности со стороны таможенных органов заведомо несправедливо. Однако до тех пор, пока участники ВЭД будут идти на поводу у недобросовестных таможенников и соглашаться с несуществующими правонарушениями, о цивилизованных взаимоотношениях между органами государственной власти и бизнесом не может быть и речи. Тем не менее адвокатская практика знает иные примеры.

Зачастую участники ВЭД привлекаются таможенными органами к ответственности за нарушение таможенного законодательства, несмотря на недоказанность состава или даже события административного правонарушения. К сожалению, такие компании не всегда обращаются за судебной защитой, объясняя это нежеланием «портить отношения» с таможней, и готовы понести штрафные санкции и поставить под сомнение свою репутацию, лишь бы не вступать в конфликт. Такую позицию можно понять, поскольку любой спор с таможенными органами может повлечь задержку выпуска последующих партий товаров, стопроцентный досмотр и т.п. «основанные на законе» задержки в таможенном оформлении, что в итоге скажется на прибыли компании. Кроме того, не каждая компания обладает квалифицированным штатом юристов, готовых вступить в конфликт с таможней. И это тоже можно понять. Данная категория дел непростая и многообразная. Мало какая отрасль законодательства может сравниться с таможенным по степени «зарегулированности». И уж точно ни один орган исполнительной власти не сравнится с таможенной службой в бескомпромиссности суждений. Для того чтобы спор был разрешен в пользу участника ВЭД, необходимо, чтобы представляющие его юристы обладали не только теоретическими знаниями, но и большим практическим опытом работы.

В конце минувшего года в коллегию адвокатов «Таможенный адвокат» обратилась за правовой помощью крупная сибирская компания. По роду своей деятельности компания осуществляет экспорт лесоматериалов, относящихся к виду подкарантинных товаров. Для их вывоза необходимо получение фитосанитарного сертификата (ФСС), действие которого ограничено 15-дневным сроком. В указанный срок должно быть произведено таможенное оформление товаров и они должны быть вывезены за пределы территории Российской Федерации. Компания получила необходимые разрешительные документы (включая ФСС), подала своей региональной таможне декларацию и сдала этот груз железной дороге для вывоза за рубеж. Фактический вывоз этих товаров состоялся, что было подтверждено таможенными органами на границе.

Однако по истечении некоторого времени таможня возбудила в отношении компании дело об административном правонарушении по ч. 1 ст. 16.3 КоАП РФ за несоблюдение установленных в соответствии с законодательством РФ о государственном регулировании внешнеторговой деятельности и не носящих экономического характера запретов и ограничений на вывоз товаров. Это было вызвано тем, что на дату фактического вывоза товаров за пределы России, ФСС оказался просроченным. Основываясь на этом, таможня посчитала, что компания была обязана отслеживать срок действия ФСС и обеспечить его переоформление до фактического вывоза товаров. Учитывая, что компания специализируется на вывозе такой продукции, решение проблем, связанных с претензиями таможни к истечению сроков ФСС при фактическом вывозе товаров, носило принципиальный характер. Постановление таможенного органа о привлечении к ответственности было обжаловано компанией в судебном порядке как несправедливое.

Суд первой инстанции, заслушав представителя компании, пришел к выводу о наличии в ее действиях состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 16.3 КоАП России, поскольку, по мнению суда, компания имела правовую и реальную возможность для соблюдения требований законодательства, не была лишена возможности самостоятельно проконтролировать сроки убытия экспортируемых товаров и отслеживать сроки перемещения подкарантинных грузов через таможенную границу Российской Федерации и сроки действия фитосанитарных сертификатов (решение Арбитражного суда Республики Бурятия от 13 октября 2009 г. по делу № А10-4622/2009). Справедливости ради следует также отметить, что данный вывод суда, в принципе, соответствовал сложившейся практике рассмотрения подобной категории дел.

Подключившись к этому непростому делу на столь драматичной для компании стадии, мы сделали вывод, что утверждение суда первой инстанции не соответствует нормам права и фактическим обстоятельствам дела. Изучив материалы, мы подали в арбитражный суд второй инстанции апелляционную жалобу, обосновав свою позицию следующим образом.

В соответствии с постановлением Правительства РФ от 30 июня 2004 г. № 327 «Об утверждении Положения о Федеральной службе по ветеринарному и фитосанитарному надзору» государственный карантинный фитосанитарный контроль находится в исключительной компетенции Россельхознадзора, а не таможенных органов. Порядок выдачи фитосанитарных документов, срок их действия и возможность переоформления в пунктах пропуска определены приказом Минсельхоза России от 14 марта 2007 г. № 163. Переоформление ФСС осуществляется территориальным управлением Россельхознадзора, в регионе деятельности которого находится перевозимая подкарантинная продукция. Данная процедура не предусматривает обращение компании-экспортера в территориальный орган Россельхознадзора. Более того, у компании отсутствует не только обязанность, но и право обращаться в территориальные органы Россельхознадзора по вопросу переоформления ФСС. Любопытно, что данная обязанность по переоформлению возлагается на региональные органы Россельхознадзора, которые должны это делать самостоятельно. В то же время информирование декларанта о переоформлении фитосанитарных сертификатов, если срок их действия истек в пути следования в пунктах пропуска, не входит в компетенцию ни региональных органов Россельхознадзора, ни таможенных органов. Иными словами, у компании (как у декларанта) на дату фактического вывоза подкарантинной продукции отсутствовала правовая и реальная возможность получить какую-либо информацию о том, выполнил ли территориальный орган Россельхознадзора возложенные на него функции по переоформлению сертификатов, или нет.

Так мы пришли к выводу, что в действиях компании отсутствует вина в административном правонарушении, поскольку наш доверитель добросовестно предпринял все зависящие от него действия, предусмотренные законодательством, и не мог после отправки товара влиять на ситуацию.

Кроме того, при изучении материалов дела и нормативной базы нами был сделан вывод о том, что судом первой инстанции при вынесении решения не было учтено, что каких-либо нормативных документов, разъясняющих порядок информационного взаимодействия таможенных органов, органов Россельхознадзора и отправителей подкарантинных товаров, нет. Это обстоятельство отчасти и послужило причиной привлечения компании к ответственности. Таможенные органы в силу устоявшейся практики, не основанной на законе, требуют осуществления именно от компании-экспортера контроля сроков действия ФСС в период нахождения товаров в пути следования, а в случае нарушения этих сроков привлекают такие компании к ответственности post factum. Получается, что самого по себе факта подтверждения вывоза товаров по истечении сроков действия ФСС таможням, привыкшим контролировать все, что их компетенцию затрагивает даже опосредованно, достаточно для привлечения компании к административной ответственности. К сожалению, это несправедливое положение дел закрепилось и в арбитражной практике российских судов, оставляющих такие решения в силе.

Тем не менее арбитражный суд апелляционной инстанции согласился с нашими доводами, отменил решение суда первой инстанции, признал незаконным и отменил полностью постановление региональной таможни, а также принял по делу новый судебный акт (постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 24 декабря 2009 г. по делу № А10-4622/2009). При этом суд указал, что согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, выраженной в определении от 2 апреля 2009 г. № 486-0-0, административная ответственность применяется лишь при условии наличия возможности для соблюдения соответствующих правил и норм, когда не были приняты все зависящие от юридического лица меры по их соблюдению.

Данное постановление суда интересно тем, что изменило устоявшуюся судебную практику, способствовало обеспечению законности принимаемых судебных актов нижестоящими судами и в итоге укрепило авторитет судебной власти. Кроме того, оно имеет и профилактичский характер, поскольку уже самим своим фактом оказывает влияние на предупреждение незаконного привлечения таможенными органами (по меньшей мере сибирского региона) к административной ответственности участников ВЭД за мнимые правонарушения. Данное дело, при кажущейся его заурядности и малозначительности для развития правоприменительной практики таможенного законодательства, стало во многом интересным и для нас, поскольку непосредственное участие в судебных процессах в других регионах всегда привносит остроту в жизнь нашей Коллегии и обогащает наш опыт.


назад




  © "ТАМОЖЕННЫЙ АДВОКАТ" 2004-2017 Rambler's Top100