русский english italy germany china
на главную написать письмо поставить закладку
  +7 (495) 410-2177, +7 (495) 411-4306
адвокатские услуги
107045, Москва, Рождественский бульвар, д.9 
Skype: customsadvocate 
www.customs-advocate.ru 
 «защита товарных знаков в таможенном союзе «россия – беларусь – казахстан»       

 последние новости       

15.09.2017
НЕОДНОЗНАЧНЫЙ ПРИНЦИП СОСТЯЗАТЕЛЬНОСТИ
далее...

15.09.2017
ЕЭК предложила экспертам выбрать товары для маркировки
далее...


ЗАЩИТА ТОВАРНЫХ ЗНАКОВ В ТАМОЖЕННОМ СОЮЗЕ «РОССИЯ - БЕЛАРУСЬ - КАЗАХСТАН,

Пост-релиз Пресс-службы Коллегии адвокатов «ТАМОЖЕННЫЙ АДВОКАТ»
по итогам «круглого стола» Второго международного форума «EXPOPRIORITY'2010»

8 декабря 2010 года в Экспоцентре,  в рамках Второго международного форума «EXPOPRIORITY'2010» Коллегией  «ТАМОЖЕННЫЙ АДВОКАТ»  прошло заседание «круглого стола» по теме: «ЗАЩИТА ТОВАРНЫХ ЗНАКОВ В ТАМОЖЕННОМ СОЮЗЕ  «РОССИЯ -  БЕЛАРУСЬ - КАЗАХСТАН».


Традиционно около двух третей участников «круглого стола» - представители компаний - правообладателей, которые используют это событие не только для профессионального обсуждения вопросов защиты интеллектуальной собственности, но и для формирования единого мнения по наиболее злободневным вопросам.

Также в мероприятии приняли участие члены Экспертного совета по таможенному регулированию Комитета по бюджету и налогам Государственной Думы, сотрудники Секретариата Комиссии Таможенного союза, аппарата Совета Федерации, представители Министерства экономического развития России, Федеральной таможенной службы России, Роспатента, Федеральной антимонопольной службы России, ФСТЭК и ФАПРИД. Также на заседании присутствовали представители Торгово-промышленной палаты России, Ассоциации европейского бизнеса, Белорусской торгово-промышленной палаты, Рус Бренда, Комитета производителей алкогольной продукции, Российско-Германской внешнеторговой палаты, государственных корпораций «РОСНАНО», «Ростехнологии», «Росатом» и «Роскосмос».

В качестве основных сессий мероприятия были заявлены темы «Общие принципы и подходы к защите товарных знаков на единой таможенной территории», а также «Механизмы реализации защиты прав на товарные знаки в Таможенном союзе»Участники встречи дали оценку первым результатам применения Таможенного кодекса Таможенного союза, обсудили, принятый Государственной Думой законопроект «О таможенном регулировании», а также попытались спрогнозировать возможное развитие  законодательства и правоприменительной практики. Формат мероприятия позволил всем присутствующим задать друг другу волнующие и актуальные вопросы и вступить в интересную дискуссию.

Открывая заседание, модератор Круглого стола, Оксана Курочкина, адвокат Коллегии «ТАМОЖЕННЫЙ АДВОКАТ», руководитель рабочей группы по вопросам интеллектуальной собственности Экспертного совета Государственной Думы, указала на то, что в условиях глобализации мировой экономики все большее значение приобретают такие понятия, как интеллектуальная собственность, исключительные права, лицензионные соглашения. И в этой области наиболее чувствительные барьеры для бизнеса связаны с применением таможенных процедур, необходимостью соблюдения требований различного вида контроля, налоговым администрированием в части применения ставки НДС в размере 0% при экспорте и налоговых вычетов при приобретении товаров для изготовления экспортируемой продукции. Все это не только препятствует расширению внешнеэкономической деятельности существующих предприятий, использующих наукоемкие технологии, и международному научному обмену, но и является сдерживающим фактором для создания и новых ориентированных на экспорт производств.

По словам Оксаны Курочкиной, принимая во внимание высокие темпы развития взаимной торговли, необходимо установление четкого взаимодействия бизнеса и уполномоченных государственных органов по вопросам международного оборота товаров, содержащих объекты интеллектуальной собственности. Это позволит оказывать максимальное содействие развитию внешней торговли с одновременным обеспечением должного уровня ее безопасности.

В настоящее время, учитывая создание Таможенного союза, правовой основой такого взаимодействия выступает Таможенный кодекс Таможенного союза. При этом основной целью международного сотрудничества является достижение совместимости таможенных систем и снятие барьеров для бизнеса, и, в этой области уже достигнут значительный прогресс. Оксана Курочкина также отметила актуальность вопроса упрощения таможенных процедур и защиты объектов интеллектуальной собственности, особенно при пересечении границы в связи с предполагаемым вступлением Российской Федерации во Всемирную Торговую Организацию. Однако, со слов Оксаны Курочкиной, вступление в ВТО не является единственной причиной для усиления защиты прав интеллектуальной собственности. К числу наиболее значимых относятся: здоровье населения, недопущение нанесения морального вреда потребителю, увеличение налоговых поступлений (таможенная стоимость контрафактных товаров, как правило, существенно ниже стоимости продукции от правообладателя), высокая инвестиционная активность правообладателей в связи с отсутствием недобросовестной конкуренции на товарном рынке, а также неприменение торговых санкций в отношении российских товаров на рынках третьих стран.

Также Оксана Курочкина отметила основные проблемы в сфере правового регулирования международного оборота товаров, содержащих объекты интеллектуальной собственности. По ее словам Российская Федерация обладает значительными интеллектуальными ресурсами, которые используются недостаточно эффективно. В то же время Россия выступает на мировом рынке как крупнейший импортёр товаров, содержащих результаты интеллектуальной собственности. При таких обстоятельствах необходимо соблюдение паритета интересов всех - и государства, и правообладателей, и участников внешнеэкономической деятельности, и рядовых российских потребителей.

Выступивший далее, Михаил Тюнин, советник Департамента таможенного администрирования Секретариата Комиссии Таможенного союза,  обратил внимание собравшихся на то, что создание любого союза всегда осуществляется при наличии определенных рисков, обусловленных объективно существующими различиями интересов участников союза, и их видения перспектив объединения. Однако, наличие указанных рисков не повлияло на принятие республиками Беларусь и Казахстан, а также Российской Федерацией решения о создании Таможенного союза и формировании его нормативной базы, органической составной частью которой является институт охраны и защиты интеллектуальной собственности.

Далее Михаил Тюнин подробно изложил нормативную базу современной стратегии таможенного регулирования в рамках Таможенного союза в аспектах охраны и защиты интеллектуальной собственности.

Так, в главе 46 Таможенного кодекса Таможенного союза выстроена двухуровневая система защиты прав интеллектуальной собственности посредством таможенных реестров - государств-членов Таможенного союза (реестры Республики Беларусь,  Республики Казахстан и Российской Федерации) и Единого таможенного реестра государств-членов Таможенного союза.

При этом в Единый таможенный реестр включаются объекты интеллектуальной собственности, подлежащие правовой охране в каждом из государств-членов Таможенного союза. Со слов Михаила Тюнина, здесь возникает необходимость в унификации гражданского законодательства государств-членов Таможенного союза, в частности  принципа исчерпание прав, а также понятийного аппарата начиная с контрафактной и фальсифицированной продукции.

Далее Михаил Тюнин подробно остановился на основных положениях Соглашения о едином таможенном реестре объектов интеллектуальной собственности государств - членов Таможенного союза.

Указанное соглашение устанавливает порядок: ведения единого таможенного реестра объектов интеллектуальной собственности государств-членов Таможенного союза, включения объектов авторских и смежных прав, товарных знаков и знаков обслуживания, взаимодействия таможенных органов государств-членов Таможенного союза между собой, а также с правообладателями или лицами, представляющими их интересы, государственными органами, иными организациями, учреждениями и гражданами по вопросам, связанным с ведением Единого реестра.

Как отметил далее Михаил Тюнин, регламентация ввоза на территорию государств-членов Таможенного союза объектов интеллектуальной собственности, не включенных в Соглашение, относится к внутреннему правовому регулированию каждого государства-члена Таможенного союза. Например: Гражданский кодекс Российской Федерации регулирует ввоз продукции, которая охраняется патентным правом (ст. 1358 ГК РФ), правом на селекционные достижения (ст. 1421 ГК РФ) и  правом на  топологии интегральных микросхем (ст.1454 ГК РФ).

В этой связи, по словам Михаила Тюнина, представляется целесообразным проведение в рамках Таможенного союза работы по унификации соответствующего законодательства государств-членов, в целях выработки единых принципов регулирования вопросов интеллектуальной собственности и единого понятийного аппарата.

В следующей части своего выступления Михаил Тюнин остановился на соглашениях таможенного законодательства Таможенного союза, которыми предусматривается  защита прав интеллектуальной собственности. Это - Соглашение о взаимной административной помощи  таможенных органов государств-членов Таможенного союза  (Решение Межгоссовета на уровне глав правительств от 21 мая 2010 года №41); Соглашение о правовой помощи и взаимодействии таможенных органов государств - членов Таможенного союза по уголовным делам и делам об административных правонарушениях (Решение Межгоссовета на уровне глав государств от 5 июля 2010 года №50); Договор об особенностях уголовной и административной ответственности за нарушения таможенного законодательства таможенного союза и государств - членов Таможенного союза  (Решение Межгоссовета на уровне глав государств от 5 июля 2010 года №50).

Как отметил Михаил Тюнин, в государствах - членах Таможенного союза, существуют две основные формы защиты гражданских прав:  неюрисдикционная и юрисдикционная. 

Неюрисдикционная форма защиты прав предоставляет возможность правообладателю нарушенного или оспариваемого права использовать различные способы самозащиты, которые должны быть соразмерны нарушению, и не выходить за пределы действий, необходимых для его пресечения. Применительно к товарному знаку такими способами самозащиты могут быть проставление на оригинальных товарах специальных голограмм и других труднокопируемых приспособлений, обеспечивающих возможность различать оригинальные товары от контрафактных.

Суть юрисдикционной формы защиты состоит в том, что лицо, права и законные интересы которого могут быть нарушены неправомерными действиями, обращается за защитой к таможенным органам государств-членов Таможенного союза, которые уполномочены принять необходимые меры для пресечения правонарушения. Защита прав интеллектуальной собственности осуществляется в отношении объектов включенных в  Единый таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности государств-членов Таможенного союза, а также таможенные органы могут действовать по собственной инициативе в соответствии с национальным законодательством.

Со слов Михаила Тюнина, эффективность реализации права по защите своего  исключительного права на объект интеллектуальной собственности, во многом зависит от самого правообладателя, от того насколько обдуманными и выверенными будут его действия по защите принадлежащего ему права.  Дела, связанные с нарушением исключительных прав, являются одной из самых сложных категорий дел. Сложность эта обусловлена множеством причин, одни из которых носят субъективный характер и связаны с отсутствием у стороны, обращающейся за защитой своего права необходимого опыта и знаний,  другие причины носят объективный характер (например, недостаточность нормативных правовых актов).

Включение интеллектуальной собственности в круг объектов гражданских прав носит принципиальный характер. Личные неимущественные права, представляющие собой результаты интеллектуальной (творческой) деятельности, а также средства индивидуализации товаропроизводителя или товара, в силу того, что они имеют адекватную имущественную ценность, входят в структуру гражданского права. В целях извлечения прибыли институт интеллектуальной собственности,  также,  входит в сферу интересов предпринимателей, которые используют многообразные произведения творческого труда.

Вместе с тем,  в силу отсутствия у  некоторых объектов определенной формы, благодаря которой их возможно индивидуализировать, законодательство государств-членов Таможенного союза не обеспечивает правовую защиту таких объектов интеллектуальной собственности, как: идеи, методы, процессы, системы, концепции, открытия, факты.

Говоря о планируемой  работе, Михаил Тюнин отметил, что планом действия по формированию Единого экономического пространства предусматривается разработка проекта Соглашения о единых принципах регулирования в сфере охраны и защиты прав интеллектуальной собственности.

Проект Соглашения направлен на унификацию принципов регулирования в сфере охраны и защиты результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг, и предприятий (средств индивидуализации), которые охраняются национальным законодательством сторон.

Стороны проекта Соглашения в своей деятельности основываются на общей международной правовой базе в области охраны и защиты прав интеллектуальной собственности, разделяют принципы базового Соглашения Всемирной торговой организации по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС), и руководствуются международными соглашениями в области интеллектуальной собственности, находящимися под административным управлением ВОИС, а также другими международными соглашениями, участниками которых являются стороны Соглашения.

Данный проект Соглашения обязывает стороны  зафиксировать в своем национальном законодательствах такие положения охраны и защиты прав интеллектуальной собственности, при которых каждое государство-участник  Соглашения  предоставляет лицам (физическим и юридическим) и результатам интеллектуальной деятельности, средствам индивидуализации других государств-участников настоящего Соглашения такой же уровень охраны и защиты прав интеллектуальной собственности, который оно предоставляет своим собственным лицам (физическим и юридическим) и результатам интеллектуальной деятельности, средствам индивидуализации на своей территории в объеме, предусмотренном Соглашением и в рамках международных обязательств сторон Соглашения.

При этом стороны могут применять в своем национальном законодательстве такие нормы, которые будут обеспечивать большую защиту прав интеллектуальной собственности, чем те, которые содержатся в Соглашении, при условии, что они не будут противоречить положениям Соглашения.

В этой связи стороны обязуются обеспечивать охрану результатов интеллектуальной деятельности, основываясь на положениях Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений 1971 г. и Приложения к ней.

Программы для электронно-вычислительных машин, как исходный текст, так и объектный код охраняются  как литературные произведения в соответствии с Бернской Конвенцией  об охране литературных и художественных произведений 1971 г.

Составные произведения, как в машиночитаемой, так и  в другой форме, которые по причине отбора или расположения их содержания представляют результат творчества, должны охраняться  как таковые. Такая охрана, которая не распространяется на сами данные или информацию, не затрагивает чье-либо авторское право, относящееся к самим данным или материалам.

В отношении кинематографических произведений каждая сторона должна предоставлять правообладателям право разрешать или запрещать публичный коммерческий прокат оригиналов или копий их произведений, охраняемых авторским правом на территории другой стороны-участницы настоящего Соглашения.

Стороны Соглашения предусматривают меры законодательного порядка, которые будут обеспечивать эффективное пресечение оборота контрафактных и фальсифицированных товаров на территории Таможенного союза, а также единые меры по противодействию нарушениям прав интеллектуальной собственности в сети Интернет.

Стороны Соглашения предусматривают такие действия по защите прав на результаты интеллектуальной деятельности, которые зафиксированы в Таможенном кодексе Таможенного союза.

В целях создания единой системы защиты прав на результаты интеллектуальной деятельности стороны Соглашения предусматривают  заключение договора между полномочными органами сторон о координации действий по защите прав на результаты интеллектуальной деятельности.

Законы, иные нормативные акты и акты ненормативного характера, окончательные судебные и административные решения общего применения, введенные в действие стороной и имеющие отношение к предмету Соглашения (наличие, объём, приобретение, обеспечение соблюдения прав на результаты интеллектуальной деятельности и предотвращение злоупотребления ими), подлежат официальной публикации или в случаях, если такое опубликование нецелесообразно должны быть общедоступными таким образом, чтобы с ними могли знакомиться правительственные органы и правообладатели.

Участники Соглашения предлагают  обязать публиковать другие Соглашения, касающиеся предмета данного Соглашения, которые действуют между правительством или правительственным органом одной стороны и правительством или правительственным органом другой стороны.

Проект Соглашения предусматривает, что каждая сторона  Соглашения в ответ на письменный запрос другой стороны  Соглашения должна быть готова предоставить информацию. Сторона, имеющая основания полагать, что определенное судебное или административное решение или двустороннее соглашение в области прав интеллектуальной собственности затрагивает её права по настоящему Соглашению, может также сделать  письменный запрос, чтобы ей предоставили доступ к таким судебным или административным решениям или двусторонним соглашениям, или чтобы её надлежащим образом о них проинформировали.

Стороны берут на себя обязательства по уведомлению о проектах законодательных актов и иных нормативных правовых актах иили актах ненормативного характера, имеющих отношение к предмету настоящего Соглашения, Координационной рабочей группы ЕЭП по интеллектуальной собственности.

Введение в действие указанного Соглашения, по словам Михаила Тюнина, планируется с 01 января 2012 г.

Заканчивая свое выступление, Михаил Тюнин указал на то, что развитие науки и тех­ники постоянно выдвигает необходимость ре­шения все новых и новых проблем, возникаю­щих в сфере создания и использования новых объектов интел­лектуальной собственности, или качественных изменений ра­нее хорошо известных и освоенных. Эти проблемы остро стоят во всем мире, удовлетвори­тельного решения они пока еще не нашли. Поэтому нет ничего удивительного в том, что  законодательство Таможенного союза по вопросам охраны и защиты прав интеллектуальной собственности находится в стадии становления. Можно прогнози­ровать в ближайшее время концентрацию усилий на проблемах обеспечения правового регулирования охраны и защиты прав интеллектуальной собственности в Таможенном союзе.

Сергей Шурыгин, начальник обеспечения контроля товаров, содержащих объекты интеллектуальной собственности Управления торговых ограничений, валютного и экспортного контроля Федеральной таможенной службы России, в своем выступлении подробно остановился на практических аспектах охраны и защиты товарных знаков таможенными органами.

По словам Сергея Шурыгина, несмотря на то, что законодательство в сфере защиты прав интеллектуальной собственности таможенными органами в странах Таможенного союза развивалось по схожему сценарию, разработка и согласование нормативной базы проходило достаточно сложно. Тем не менее, удалось сохранить механизм, доказавший свою эффективность за последние годы и соответствующий требованиям Всемирной торговой организации и дающий права таможенным органам приостанавливать выпуск товаров на срок до 20 рабочих дней.

Так, каждая таможенная служба по заявлениям правообладателей продолжает вести национальные таможенные реестры, поскольку сохраняется территориальный принцип охраны объектов интеллектуальной собственности.

Для правообладателей, регистрирующих свои объекты в таможенных реестрах есть две новости - хорошая и плохая: срок защиты по заявлению снижен с 5 до 2 лет (хотя сохранена возможность продления), но зато снижена сумма обеспечения обязательства возмещения вреда с 500 тысяч рублей до 300 тысяч при регистрации в российском таможенном реестре и 10 тысяч евро при регистрации в Едином таможенном реестре.

Как отметил далее Сергей Шурыгин, решением Комиссии Таможенного союза от 18 июня 2010 года определено, что вести реестр будет ФТС России.

В российском законе «О таможенном регулировании» закреплены нормы, отнесенные Таможенным кодексом Таможенного союза  к национальному уровню регулирования. В частности, это: порядок ведения национального таможенного реестра; полномочия «ех officio», позволяющие таможенным органам приостанавливать выпуск товаров по своей инициативе. Последняя норма, со слов Сергея Шурыгина, была наиболее дискуссионной. Ряд экспертов опасались предоставлять широкие полномочия таможенным органам (несмотря на требования ВТО и распространенную практику применения таких мер большинством таможенных администраций мира.)

При этом Сергей Шурыгин отметил необходимость создания четкого алгоритма действий таможенных органов по собственной инициативе исключающей возможность субъективного подхода.

В настоящее время подвергаются переработке ведомственные документы, устанавливающие порядок рассмотрения заявлений о принятии таможенными органами мер, связанных с приостановлением выпуска товаров, и ведению таможенного реестра объектов интеллектуальной собственности, алгоритм действий таможенных органов по приостановлению выпуска товаров, его взаимодействия с правообладателями.

Как указал Сергей Шурыгин, на сегодняшний день в таможенном реестре зарегистрировано 1830 объектов интеллектуальной собственности. Подавляющее большинство - товарные знаки. Сохраняется уже много лет и пропорции российских и зарубежных правообладателей - 50/50.

Сергей Шурыгин привел интересную статистику: количество выявленных таможенными органами контрафактных товаров за 3 квартала 2010 года на 30% оказалось больше, чем за весь 2009 год -   8.6 миллиона единиц. Выросло и число административных дел, возбужденных таможенными органами по статье 14.10 КоАП. (на конец сентября число таких дел составило 836).

Далее Сергей Шурыгин подробно остановился на основных задачах, поставленных перед российскими таможенными органами Президентом Российской Федерации. В первую очередь, это ускорение процесса прохождения таможенных процедур, переход на электронное декларирование. 

В настоящее время разрабатывается «дорожная карта» по переходу на электронный документооборот, включая подачу документов по регистрации объектов интеллектуальной собственности в таможенном реестре объектов интеллектуальной собственности в электронной форме. Ведется доработка и программных средств информационного обеспечения таможенного контроля товаров, содержащих объекты интеллектуальной собственности.

ФТС России активно взаимодействует в этом вопросе с Федеральной службой по интеллектуальной собственности патентам и товарным знакам. По словам Сергея Шурыгина, российским таможенным органам удалось провести работу по сопряжению информационных систем, в результате чего таможенные органы получили доступ к базам данных, ведущихся Роспатентом, что особенно важно в преддверии введения полномочий «ex officio».

Важным элементом эффективного контроля, в сфере защиты прав интеллектуальной собственности, по словам Сергея Шурыгина, является система управления рисками. Знание организаций, осуществляющих оформление в зоне деятельности таможни, знание их таможенной истории, анализ товаропотоков, наличие предварительной информации позволяют с высокой степенью точности осуществлять выбор объектов контроля, оптимально распределить силы и средства.

Сергей Шурыгин особо отметил необходимость взаимодействия таможенных органов с правообладателями.

В заключении своего выступления Сергей Шурыгин вернулся к вопросу функционирования Таможенного союза. По его словам, таможенным службам удалось найти общий язык по многим вопросам, решить широкий спектр задач, спланировать дальнейшее решение проблем организационного, технического, правового характера. В определенной степени тормозом дальнейших интеграционных процессов, в частности процессов наполнения Единого таможенного реестра Сергей Шурыгин назвал неунифицированность законодательства в области защиты прав интеллектуальной собственности. Для решения этой проблемы в настоящее время активно ведется работа по подготовке межправсоглашения о единых принципах защиты прав интеллектуальной собственности в Таможенном союзе. Этот документ не решит всех проблем, но станет важным «кирпичиком» в строительстве Единого экономического пространства. Далее потребуется решать целый спектр вопросов: решение вопросов советских знаков, создание единого товарного знака ТС и многое другое.

Помочь этому процессу могло бы формирование судебной практики, наднациональной. Очевидно, что это потребует развития четко функционирующего института наднациональных судебных органов, в которых могли бы решаться, в том числе споры хозяйствующих субъектов государств-членов таможенного союза.

Также Сергей Шурыгин отметил, что помимо унификации таможенного законодательства предстоит унифицировать и правоприменительную практику.

Олег Добрынин, Начальник Управления по контролю и надзору в сфере правовой охраны объектов интеллектуальной собственности Роспатента в своем выступлении указал на то, что с 1 июля 2010 года,  прошел крайне небольшой срок, поэтому давать какие-либо оценки созданным в Таможенном союзе механизмам защиты исключительных прав на средства индивидуализации, еще преждевременно.

Роспатент разделяет озабоченность по поводу возможных проблем в сфере защиты исключительных прав на средства индивидуализации, принадлежащих правообладателям из стран, входящих в Таможенный союз. Для их предотвращения и/или разрешения необходима согласованная позиция участников Таможенного союза, в частности, по поводу использования и защиты исключительных прав на средства индивидуализации, одновременно охраняемые в нескольких государствах-участниках Таможенного союза.

По словам Олега Добрынина, предпосылками для разработки единых принципов охраны и защиты интеллектуальной собственности является с одной стороны развитое сотрудничество на региональном уровне, с другой стороны недостаточная двусторонняя договорная база кооперации.

Как известно, государства-участники Таможенного союза являются участниками Евразийской патентной конвенции, Евразийского экономического сообщества (в рамках которого функционирует совет по вопросам интеллектуальной собственности при Интеграционном Комитете ЕврАзЭС), Межгосударственного совета по вопросам охраны промышленной собственности СНГ. Кроме того, кооперация на двустороннем уровне осуществляется на основе соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Беларусь о сотрудничестве в области охраны промышленной собственности и аналогичного соглашения Российской Федерации и Республики Казахстан. Здесь следует сказать, что они были подписаны еще в 1994 году и требуют существенной доработки и унификации.

Перспективой для эффективного применения единых принципов регулирования в сфере охраны и защиты интеллектуальной собственности, по мнению Олега Добрынина, служит схожая система внутригосударственного законодательства в области интеллектуальной собственности стран-участниц Таможенного союза. Основные положения по охране и защите прав интеллектуальной собственности содержатся в специальных разделах гражданских кодексов государств.

Наряду с этим, страны имеют достаточно обширный список специальных законодательных актов. В каждом государстве ведется постоянная работа по совершенствованию и модернизации законодательства, существуют национальные программы развития охраны интеллектуальной собственности. Дальнейшая координация политики в сфере интеллектуальной собственности сторонами Таможенного союза в этой связи приобретает особую актуальность.

В рамках процессов по присоединению государств-участников Таможенного союза к Всемирной торговой организации страны проделали большую работу по приведению национального законодательства в соответствии с нормами данной организации. Благодаря данному процессу была создана в общем виде схожая нормативно-правовая база в области охраны и защиты интеллектуальной собственности. Но, в тоже время, существуют определенные различия, как в специальных законодательных актах, так и в положениях кодифицированного гражданского законодательства.

Принимая во внимание это, а также разную степень интеграции сторон на международном уровне в сфере охраны и защиты интеллектуальной собственности, единый подход стран к развитию политики в сфере регулирования охраны и защиты интеллектуальной собственности на территории единого экономического пространства позволит преодолеть существующие различия.

В то же время, по мнению Олега Добрынина, требует дополнительной проработки вопрос о необходимости защиты исключительных прав на товарные знаки в каждом государстве, где они охраняются путем применения мер, предусмотренных национальным законодательством и международными обязательствами стран-участниц, включая вопросы о разрешении споров в отношении правомерности использования средств индивидуализации.

При этом установление каких-либо административных барьеров для свободного перемещения товаров через таможенные границы внутри Таможенного союза недопустимо. Защита исключительных прав на товарные знаки таможенными мерами должна осуществляться только в отношении товаров, поступающих из стран, не являющихся членами Таможенного союза.

Для этой цели формируется Единый таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности на основе всех национальных таможенных реестров, содержащий, в том числе сведения об охраняемых товарных знаках и территории действия исключительного права на них. Соответственно таможенные органы будут иметь возможность препятствовать ввозу товаров, маркированных тождественными или сходными обозначениями с нарушением исключительных прав на охраняемые товарные знаки на территории государств-участников Таможенного союза.

Что же касается товаров, производимых и перемещаемых внутри государств участников Таможенного союза, то здесь, по мнению Олега Добрынина, представляется целесообразным исходить из необходимости защиты исключительных прав на товарные знаки на территориях государств, где они охраняются, иными мерами, например, путем применения мер гражданско-правовой, уголовной и административной ответственности в судебном порядке.

В заключение Олег Добрынин отметил, что Межгосударственный Совет ЕврАзЭС на своем заседании 19 ноября 2010 года, поручил таможенным службам государств-участников Таможенного союза принять безотлагательные меры по организации информационного взаимодействия в целях обеспечения полноценного трехстороннего контроля и учета товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного союза, а также помещенных под таможенные процедуры таможенного транзита и временного ввоза.

По мнению Олега Добрынина,  Федеральная таможенная служба России для выполнения данного поручения может использовать опыт сотрудничества с Роспатентом, накопленный с даты подписания совместный приказ от 16 августа 2001 года об организации взаимодействия между таможенными органами и Роспатентом.

В настоящее время между ФТС России и Роспатентом действует Соглашение о взаимодействии, подписанное 30 июля 2007 года (с изменениями от 8 мая 2009 года), в соответствии с которым Роспатент взял на себя следующие обязательства:

во-первых, однократно (по состоянию на день предоставления) Роспатент предоставляет сведения об охраняемых в Российской Федерации средствах индивидуализации, а именно, о товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров, охраняемых на основании их регистрации в Роспатенте; об общеизвестных товарных знаках; о товарных знаках, охраняемых в Российской Федерации в силу международных договоров.

во-вторых, ежемесячно Роспатент предоставляет информацию об изменении сведений о переданных ранее средствах индивидуализации. При этом массив сведений передается в виде базы данных с информационно-поисковой системой, обеспечивающей поиск по всем основным библиографическим полям и словесным элементам товарных знаков;

в-третьих, по запросам ФТС России Роспатент передает имеющиеся у него сведения относительно наличия/отсутствия обеспечительных мер, действующих в отношении переданных средств индивидуализации.

Предоставление данной информации направлено, прежде всего, на реализацию полномочий ФТС России и Роспатента по обеспечению координации установленной деятельности, предупреждению, пресечению и расследованию нарушений законодательства Российской Федерации в сфере интеллектуальной собственности.

Олег Добрынин отметил, что опыт по взаимодействию между ФТС России и Роспатентом может быть использован в рамках Таможенного союза, в том числе, между таможенными органами стран-участниц.

На тему судебной защиты интеллектуальной собственности выступил Максим Лабзин, патентный поверенный, партнер юридической фирмы «Лабзин и партнеры». По его словам система арбитражных судов обеспечивает рассмотрение споров судьями, которые специализируются на делах о защите исключительных прав, в том числе на товарные знаки.  Если же говорить о системе судов общей юрисдикции, то она построена на основе подсудности конкретному судье всех дел к ответчикам, находящимся в определенном районе.

Далее Максим Лабзин подробно остановился на проекте создания суда по интеллектуальным правам. По замыслу разработчиков законопроекта, этот суд, в составе коллегии из трех судей, будет рассматривать в качестве суда первой инстанции все дела об оспаривании нормативно-правовых актов в сфере интеллектуальной собственности, а также ненормативно-правовых актов, решений и действий (бездействия) Роспатента и его должностных лиц, федерального органа исполнительной власти по селекционным достижениям и органов, рассматривающих заявки на секретные изобретения.

Этот суд также будет являться судом кассационной инстанции по названным делам, а также всем делам о защите интеллектуальных прав, рассмотренным иными арбитражными судами по первой и апелляционной инстанциям.

В кассационном порядке споры по делам, которые были рассмотрены этим судом по первой инстанции, будут рассматриваться Президиумом этого суда, а по делам о защите нарушенных интеллектуальных прав - коллегией из трех судей.

По словам Максима Лабзина создание такого суда обеспечит еще большую определенность судебной практики (видимо, его судебные акты будут иметь авторитет и в судах общей юрисдикции), а также сократит сроки рассмотрения дел.

Говоря об особенностях рассмотрения дел по обжалованию решений Роспатента (ранее - Палаты по патентным спорам Роспатента), Максим Лабзин отметил, что число таких дел за последние годы значительно выросло, при этом число отмен решений Роспатента судами остается стабильно незначительным. Подобная статистика дает основания Роспатенту говорить о низком числе незаконных или необоснованных решений. Подавляющую часть таких дел в России по первой инстанции рассматривают два суда - Арбитражный суд г. Москвы и Дорогомиловский районный суд г. Москвы, на чьей территории находится Роспатента.

Максим Лабзин также отметил тенденцию к увеличению сумм взыскиваемых судами компенсаций за нарушение исключительных прав на товарный знак.

Андрей Кудаков, Президент Международной общественной организации «СОВЕТ ЕВРАЗИЙСКИХ ПАТЕНТНЫХ ПОВЕРЕННЫХ» в своем докладе на заседании Круглого стола высказался по теме имеющихся противоречий в российском и международном праве, что негативно сказывается на интересах правообладателей.

В нашей стране законодательно установлен приоритет международных договоров Российской Федерации над положениями российского законодательства. В области охраны промышленной собственности к таким международным договорам, наряду с Парижской конвенцией и Евразийской патентной конвенцией относятся, в частности, Мадридское соглашение о международной регистрации знаков (в дальнейшем Соглашение) и Протокол к Мадридскому соглашению о международной регистрации знаков. По словам Андрея Кудакова, вопрос о дате предоставления правовой охраны международным товарным знакам, зарегистрированным в соответствии с Соглашением или Протоколом, ранее периодически возникал при рассмотрении вопроса об исчислении трехгодичного срока непрерывного неиспользования товарного знака, который служит основанием для досрочного прекращения его правовой охраны в соответствии со ст.1486 ГК РФ. В своих ответах на многочисленные запросы по этому поводу, Роспатент справедливо указывал, что правовая охрана товарного знака возникает с даты его международной регистрации в соответствии с п.1 ст. 4  Соглашения и п.1 а) ст.4 Протокола. Однако, поскольку вопрос задавался в отношении знаков, которые уже действовали в течение, по крайней мере трех лет,  за рамками рассмотрения оказался правовой статус международного товарного знака в период между датой международной регистрации и окончательным решением российского ведомства по поводу невозможности охраны знака на территории России, или истечением периода в который уведомление о невозможности охраны могло быть направлено Роспатентом в ВОИС.

До настоящего времени, со слов Андрея Кудакова, этот вопрос не был актуальным. Однако в последнее время имело место несколько коллизий между российскими регистрациями и, произведенными позднее, международными регистрациями. Причем коллизия случилась именно в указанный выше период действия международной регистрации.

На претензии правообладателя российского знака другая сторона (нарушитель) возражала, что она также является законным правообладателем, ссылаясь на положения ст.4 Протокола к Мадридскому соглашению. Фактически, сложилась ситуация, в которой нарушитель прикрывал свое нарушение своеобразным «Мадридским щитом». Попытка оспорить действие этих регистраций столкнулась с некоей противоречивой позицией Палаты по патентным спорам, которая, с одной стороны, приняла к рассмотрению возражение против предоставления правовой охраны международных товарных знаков, а с другой стороны, при рассмотрении на коллегии, отказали в удовлетворении возражений на том основании, что охрана знакам в России еще не предоставлена. По мнению Андрея Кудакова, возражение против недействующего на территории России знака не могло быть принято к рассмотрению. А если возражение принято, то, следовательно, признается, что регистрация действует, и тогда выдвинутые Палатой основания для отказа неприменимы. В отношении международной регистрации, по которой Роспатентом еще не была произведена экспертиза, возражение не было принято с формулировкой, что регистрация еще не действует на территории России.

На направленный запрос в ВОИС о времени начала действии международной регистрации в отношении России, указанной в заявке, был получен ответ, что в качестве этой даты однозначно указана дата международной регистрации.

По мнению же специалистов ФИПС, действие международной регистрации в странах, указанных в международной заявке, начинается сразу после внесения записи в международный реестр, но в тоже время они отметили, что вопрос о толковании действия правовой охраны не входит в компетенцию Роспатента.

Международные договоры предусматривают действие охраны знака в России с даты регистрации знака в ВОИС, в силу установленного законодательством приоритета международных норм права над национальными.

Таким образом, по словам Андрея Кудакова, складывается парадоксальная ситуация. Поскольку международная регистрация действует с даты внесения сведений о ней в реестр международных товарных знаков ВОИС, то недобросовестные лица, действительно с момента международной регистрации обладают правами на товарный знак в России. Это особенно важно в связи с тем, что и российские таможенные органы, и органы МВД принимают во внимание сведения о международной регистрации, подтвержденные заверенной копией международного сертификата, без учета нотификации и возможного окончательного решения Роспатента.

По мнению Андрея Кудакова, представляется целесообразным, в отношении международных регистраций, предоставить возможность заинтересованными лицами оспаривать их действительность на территории России сразу же после публикации ВОИС сведений о произведенной регистрации. Это позволит правообладателям эффективно бороться с контрафактными товарами, не дожидаясь пока закончится процедура экспертизы международной регистрации в Роспатенте и последующая переписка, которую можно достаточно долго затягивать. Однако, по словам Андрея Кудакова, это возможно, только внеся соответствующие изменения в ГК РФ, в частности в п.1 ст.1512, предусмотрев возможность оспаривания и международных регистраций, в том числе и в рассматриваемый период.

Завершая мероприятие, Оксана Курочкина поблагодарила присутствующих за активную позицию и указала, что, несмотря на различие обсуждавшихся во время Круглого стола тем, его участники сошлись в главном: актуальности назревших и идущих изменений в законодательстве об охране и защите товарных знаков на единой таможенной территории. Именно поэтому основным результатом работы заседания стал тезис о необходимость более тесного взаимодействия между участниками внешнеэкономической деятельности, правообладателями и уполномоченными в области интеллектуальной собственности государственными органами.


назад




  © "ТАМОЖЕННЫЙ АДВОКАТ" 2004-2017 Rambler's Top100