русский english italy germany china
на главную написать письмо поставить закладку
  +7 (495) 410-2177, +7 (495) 411-4306
адвокатские услуги
107045, Москва, Рождественский бульвар, д.9 
Skype: customsadvocate 
www.customs-advocate.ru 
 
защита товарных знаков и защита конкуренции. проблема приоритетов. международные и национальные аспекты проблематики
      

 последние новости       

15.09.2017
НЕОДНОЗНАЧНЫЙ ПРИНЦИП СОСТЯЗАТЕЛЬНОСТИ
далее...

15.09.2017
ЕЭК предложила экспертам выбрать товары для маркировки
далее...


Защита товарных знаков и защита конкуренции.
Проблема приоритетов. Международные и национальные аспекты проблематики

Материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 12 декабря 2009 года
КА "ТАМОЖЕННЫЙ АДВОКАТ" АПМО.

Все большое внимание со стороны законодательной, исполнительной и судебной властей в Российской Федерации уделяется вопросам защиты объектов интеллектуальной собственности, в том числе и товарных знаков. Преследование лиц, ввозящих и реализующих контрафактную продукцию, ведется в рамках как административного, так и уголовного права.

В соответствии с российским гражданским законодательством, результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым, не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, если Гражданским кодексом Российской Федерации не предусмотрено иное. Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением). Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, если таковое осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную действующим законодательством. Так, на основании статьи 1253 Гражданского кодекса РФ в отношении юридического лица, неоднократно или грубо нарушившего исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, судом может быть принято решение о ликвидации такого юридического лица по требованию прокурора. Если такие нарушения совершает гражданин, его деятельность в качестве индивидуального предпринимателя может быть прекращена по решению или приговору суда в установленном судом порядке.


Следует также отметить, что в соответствии с ранее действующим законодательством, а именно, ст. 23 Закона Российской Федерации «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» (указанный закон действовал до 01.01.2008) был закреплен принцип национального исчерпания прав – регистрация товарного знака не давала права правообладателю запретить использование товарного знака другими лицами в отношении товаров, которые были введены в гражданский оборот на территории Российской Федерации непосредственно правообладателем или с его согласия. Ныне данная область правоотношений получила иное законодательное регулирование, в соответствии с которым ст. 1227 Гражданского кодекса Российской Федерации – интеллектуальные права не зависят от права собственности на вещь, в которой выражен соответствующий результат интеллектуальной деятельности, что предполагает вывод о том, что  и переход прав собственности на вещь не влечет переход или предоставление интеллектуальных прав на результат интеллектуальной деятельности. Между тем, современная судебная практика (в частности, арбитражная) по данной категории дел неоднородна.



В свою очередь, также надо иметь в виду, что за нарушение прав в этой сфере установлена как административная, так и уголовная ответственность. Ответственность за нарушения в этой сфере предусмотрена статьей 14.10 КоАП РФ. Так, КоАП России (ст. 14.10) установлена административная ответственность за незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ним обозначений для однородных товаров. Кроме того, статьей 180 Уголовного кодекса Российской Федерации предусмотрена уголовная ответственность за незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров, если это деяние совершено неоднократно или причинило крупный ущерб.


Однако зачастую к административной ответственности привлекаются российские юридические лица - собственники оригинальной продукции, маркированной товарными знаками непосредственно самим производителем - правообладателем. Должностные лица таможенных органов, возбуждающие дела об административных правонарушениях, исходят из отсутствия прямого согласия правообладателя на ввоз товара на территорию РФ, а также факта приобретения продукции на вторичном рынке в странах ЕС. Потерпевшей стороной по делу обычно признается дистрибьютор правообладателя, на основании заявления которого и возбуждается дело об административном правонарушении. Между тем, санкции, предусмотренные статьей 14.10 КоАП РФ более чем суровы: значительный штраф и конфискация товара. Товары, этикетки, упаковки этих товаров, на которых незаконно используется товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение, являются контрафактными. Как видно из данной нормы, все действия, перечисленные в настоящей статье и связанные с незаконным использованием товарного знака, относятся к размещению товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения. Использованием может быть признано также применение товарного знака в рекламе, печатных изданиях, на официальных бланках, на вывесках, при демонстрации экспонатов на выставках и ярмарках: Из этого следует, что под незаконным использованием товарного знака необходимо понимать незаконное, без согласия его правообладателя, размещение этого знака на упаковках, этикетках, товарах, в рекламе, на бланках, в печатных изданиях и т. п., а также действия с товарами или предметами, на которых незаконно, без разрешения правообладателя, размещён товарный знак - хранение, ввоз, предложение к покупке, оказание услуг, выполнение работ и др.


Это означает, что в любом случае составной частью объективной стороны этого нарушения могут быть только действия в отношении товаров или предметов, направленные на незаконное, без разрешения правообладателя, размещение или применение на них чужого товарного знака, и только предметы с незаконным воспроизведением товарного знака могут быть признаны контрафактными и конфискованы. Поскольку размещение или применение знака подразумевает осуществление каких-то активных действий при производстве технологических операций, связанных с деятельностью в отношении непосредственно товарного знака, увязываемого с его носителем, действия могут быть осуществлены только в процессе изготовления товара, его упаковки, нанесения изображения, производстве иных действий с целью индивидуализации товара и маркировке его именно этим товарным знаком или использовании маркированных незаконным образом товаров в гражданском обороте, а также применение в рекламе, печатных изданиях, на бланках, доменном имени в сети Интернет и пр.



Как указано в совместной рекомендации по лицензиям на товарные знаки, рекомендованной Постоянным комитетом по товарным знакам, географическим указаниям и промышленным образцам (ПКТЗ) ВОЙС на 4-й сессии (27 - 31 марта 2000 г.), исключительной лицензией признается лицензия, выданная единственному лицензиату, исключающая право лицензиара использовать товарный знак и выдавать лицензии любым третьим лицам в пределах и способами, на которые он выдал исключительную лицензию (ст. 1). При этом предоставление прав на использование товарного знака по исключительной лицензии не следует смешивать с передачей исключительного права на товарный знак. Лицензионный договор действует только в тех рамках, в которых он прописан. В договоре на использование товарного знака возможно установить ограничения прав лицензиата по использованию товарного знака. Ограничением прав лицензиата по исключительной лицензии могут быть оговоренная территория и способы использования товарного знака, определенные объемы производства лицензиатом товаров с применением товарного знака, срок действия лицензионного договора, ограничение права выдавать сублицензии, ограничения по видам деятельности лицензиата и иные ограничения. При выдаче неисключительной лицензии или заключении неисключительного лицензионного договора лицензиар может сам использовать товарный знак в пределах и способами, на которые он выдал неисключительную лицензию; лицензиар также может предоставлять аналогичные лицензии иным лицам. Российская Федерация в извещении, направленном Генеральному директору Всемирной организации интеллектуальной собственности, сделала заявление, предусмотренное Правилом 20 bis (6) (b) Общей инструкции к Мадридскому соглашению и протоколу, в соответствии с которым, запись о лицензиях в Международном реестре не имеет силы в данной стране. Из этого следует, что владелец или лицензиат должны знать, что в отношении Российской Федерации отсутствует необходимость испрашивать запись в Международный реестр относительно лицензии, касающейся международной регистрации знака (такая запись не влечет правовой силы в данной стране в результате данного извещения). Соответственно, выполнение процедур установленного порядка, требуемых для регистрации в Российской Федерации лицензии, касающейся международной регистрации знака, должны быть осуществлены непосредственно в рамках Ведомства Российской Федерации и в соответствии с условиями, изложенными в законодательстве этой страны. Данная декларация вступила в силу с 1 апреля 2002 года.


На практике наличие между правообладателем и импортером договорных отношений (внешнеторговых договоров, дилерских, дистрибьюторских соглашений и т.д.), предусматривающих ввоз на территорию Российской Федерации товаров, обозначенных товарным знаком, рассматривается как согласие на введение таких товаров иностранного производства в гражданский оборот.


Согласие владельца товарных знаков на введение в оборот своих товаров на территории Российской Федерации выражается в соответствующей маркировке данных товаров самим правообладателем. В прежнем Законе о товарных знаках не раскрывалось понятие "введение в гражданский оборот". В то же время согласно пункту 7 Информационного Письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.07.1997 N 19 "Обзор практики разрешения споров, связанных с защитой прав на товарный знак" под введением в гражданский оборот признано изготовление товара с использованием обозначения, зарегистрированного впоследствии в качестве товарного знака, по ранее заключенному договору с владельцем товарного знака. Поскольку маркировка продукции нанесена непосредственно правообладателем, нельзя говорить, что компания, ввозящая такую продукцию на территорию РФ, незаконно размещала или применяла чужой зарегистрированный торговый знак на товарах или упаковках. Из этого следует, что ввёзённый товар не является контрафактным и не подпадает под категорию предметов, на которых незаконно воспроизведён товарный знак, что упоминается в ст. 14.10 КоАП РФ.

В соответствии со статьей 12 Таможенного Кодекса РФ все лица на равных основаниях имеют право на перемещение товаров и транспортных средств через таможенную границу Российской Федерации, в порядке установленном ТК РФ. Согласно п. 1 ст. 10 Гражданского кодекса РФ не допускаются использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке. Принцип юридического равенства определяет правовое положение участников отношений, объектами которых являются средства индивидуализации. К отношениям гражданского характера между указанными участниками применяется одинаковый вариант поведения, не дающий преимущества ни одному из них.


Принцип свободы договоров основан на юридической возможности заключения владельцем средства индивидуализации любого договора, хотя бы он и не был предусмотрен законом (пп. 1 п. 1 ст. 8 ГК РФ). Данное положение получило развитие в ст. 421 ГК РФ, раскрывающей принцип свободы договора, который означает, что не допускается понуждение к заключению договора, а контрагенты свободны в выборе условий договора, которые не противоречат требованиям закона.


Принцип свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств по всей территории РФ находит свое закрепление в п. 3 ст. 1 ГК РФ, согласно которому товары и услуги, в том числе снабженные средствами индивидуализации, свободно перемещаются по всей территории РФ. Принцип запрета злоупотребления правом состоит в исключении безграничной свободы использования субъективных прав, принадлежащих участникам гражданских отношений, в том числе владельцам средств индивидуализации.


В рассматриваемом же  случае можно говорить, что товар уже был введен в гражданский оборот в стране - отправителе путем законного приобретения и оплаты легального товара у иностранного юридического лица, и таким образом он не может быть признан контрафактным по причине уплаты всех причитающихся сумм за товар (в который входят платежи за товарный знак согласно обычаям делового оборота). Российская сторона приобретала товар с определенными потребительскими свойствами, а не право использования товарного знака на данном товаре, и импортировала соответственно также товар, купленный на вторичном рынке у добросовестного приобретателя. Действующий на сегодня в странах Европейского Союза принцип исчерпания прав на товарные знаки означает, что если владелец товарного знака ввел товары в хозяйственный оборот в одной из стран, входящих в Сообщество, самостоятельно или товары были введены в хозяйственный оборот с его согласия другим лицом, то владелец товарного знака не вправе запрещать использование товарного знака другим лицам. Введение в хозяйственный оборот означает передачу владельцем товарного знака прав третьим лицам. Понятие "с согласия" владельца товарного знака отражает правомерность его отношений с третьими лицами. Это могут быть отношения сторон, заключивших лицензионный договор, договор уступки товарного знака или договор концессии. Владелец товарного знака может ввести в хозяйственный оборот товары через систему сбыта предприятий, с которыми он связан имущественными и другими правовыми отношениями. Таким образом, в случае введения в хозяйственный оборот товаров, маркированных самим владельцем или третьим лицом, которое действовало с его согласия, права владельца знака на данный товар считают исчерпанными. У владельца знака нет правовых оснований отслеживать дальнейший сбыт товаров. Правовое обоснование применения международного принципа исчерпания прав выстраивается следующим образом: известно, что товарный знак призван указывать происхождение товаров. Если товар является оригинальным, т.е. ведет происхождение от владельца: товарного знака и указывает подлинное, а не фальшивое происхождение товаров, то и при пересечении национальных границ товарный знак продолжает выполнять свою основную функцию.


С точки зрения целей защиты товарного знака, не принципиально, куда будут поставляться товары и где, в какой стране, владелец знака имеет предприятие по выпуску товаров. Важно только, чтобы товары являлись оригинальными и вводились в оборот самим владельцем знака или третьими лицами, действующими с его согласия. Также и с точки зрения интересов международной торговли, не знающей национальных границ, введение товара в хозяйственный оборот внутри страны или за ее пределами должно иметь равные правовые последствия. Если только товары правомерно введены в хозяйственный оборот и являются оригинальными, владелец товарного знака не вправе препятствовать дальнейшим продажам товара. В судебной практике, затрагивающей права на товарные знаки, данная формулировка появилась еще в 1902 г. в деле Kolnisch Wasser, когда суд постановил: "Права на товарный знак не гарантируют его владельцу ни монополию на продажу маркированных товаров, ни специальные преимущества в отношении дальнейшей дистрибуции товаров". В статье 7 Директивы о товарных знаках, принятой ЕС, товарный знак не дает право владельцу запрещать использование в отношении товаров, которые поставляются на рынок ЕС под этой торговой маркой владельцем или с его согласия. Суд ЕС отмечает также недопустимость использования исключительных прав, предоставляемых обладателям интеллектуальной собственности вопреки принципам и основным целям ЕС, сформулированных в Римской конвенции в части принципа свободного перемещения товаров. (Аналогичные требования содержит и законодательство РФ - статья 1. п.3 ГК РФ: "Товары, услуги и финансовые средства свободно перемещаются на всей территории Российской Федерации."). Статья 30 Римского договора запрещает количественные ограничения импорта в торговле между государствами-членами или подобные меры, только если запреты не установлены в целях защиты промышленной или коммерческой собственности. Такие запрещения или ограничения не должны являться средствами произвольной дискриминации или замаскированного ограничения на торговлю между государствами-членами.


При рассмотрении ряда дел о применении ст. 36 Соглашения в отношении объектов промышленной собственности, Европейский суд выработал принцип, известный как "the exhaustion of rights", принцип исчерпания прав, - владелец товарного знака не может предотвратить параллельный импорт и продажу товаров, которые были помещены в рынок с его согласия в другом государстве-члене. Исходя из смысла ст. 7 Директивы ЕС новый собственник свободен в распоряжении своим добросовестно приобретенным имуществом, в том числе в смысле перемещения товара, как в пределах, так и за пределы ЕС. Действие исключительных прав на товарные знаки в отношении данных товаров прекращается в силу их исчерпания.

Вместе с тем, понятно и желание дистрибьюторов и иных лиц, официально действующих  на территории России от имени правообладателя, пользуясь расширительной трактовкой российского законодательства о товарных знаках, исключить импорт продукции другими импортерами, но административное право охраняет интересы всех участников ВЭД, а право дистрибьютора на эксклюзивный импорт охраняют условия контракта, но это входит уже в область гражданских правоотношений. Повторное обращение правообладателя, уже однажды реализовавшего свои правомочия в отношении того же самого товара, с требованием о реализации исчерпанного ранее права распоряжения и/или вознаграждения, либо препятствия распоряжением этим товаром третьим лицам представляются многим не корреспондирующимися с положениями Конституции РФ и Гражданскому Кодексу РФ, а также закона "О защите конкуренции" в части антимонопольного регулирования товарных рынков.


Считается, что подобные действия приводят к фактической монополизации товарных рынков представителями правообладателя с соответствующим ростом потребительских цен и нарушением прав российских потребителей и импортеров, и вступают в противоречие с базовыми принципами Конституции РФ, закона "О защите конкуренции" и ГК РФ. Вопрос защиты прав добросовестного приобретателя подробно освещался в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 21 апреля 2003г. № 6-П. Так, там указывается, что "защита права собственности и иных вещных прав, а также прав и обязанностей сторон в договоре должна осуществляться на основе соразмерности и пропорциональности, с тем чтобы был обеспечен баланс прав и законных интересов всех участников гражданского оборота -собственников, сторон в договоре, третьих лиц. При этом возможные ограничения федеральным законом прав владения, пользования и распоряжения имуществом, а также свободы предпринимательской деятельности и свободы договоров также должны отвечать требованиям справедливости, быть адекватными, пропорциональными, соразмерными, носить общий и абстрактный характер, не иметь обратной силы и не затрагивать существо данных конституционных прав, т.е. не ограничивать пределы и применение основного содержания соответствующих конституционных норм.
Конституционные принципы свободы экономической деятельности и свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств - предполагают наличие надлежащих гарантий стабильности, предсказуемости и надежности гражданского оборота, которые не противоречили бы индивидуальным, коллективным и публичным правам и законным интересам его участников.

Поэтому, осуществляя в соответствии со статьями 71 (пункты «в» и «о») и 76 Конституции Российской Федерации регулирование оснований возникновения и прекращения права собственности и других вещных прав, договорных и иных обязательств, оснований и последствий недействительности сделок, федеральный законодатель должен предусматривать такие способы и механизмы реализации имущественных прав, которые обеспечивали бы защиту не только собственникам, но и добросовестным приобретателям - как участникам гражданского оборота. В противном случае для широкого круга добросовестных приобретателей, проявляющих при заключении сделки добрую волю, разумную осмотрительность и осторожность, будет существовать риск неправомерной утраты имущества, которое может быть истребовано у них в порядке реституции. Подобная незащищенность вступает в противоречие с конституционными принципами свободы экономической деятельности и свободы договоров, дестабилизирует гражданский оборот, подрывает доверие его участников друг к другу, что несовместимо с основами конституционного строя Российской Федерации как правового государства, в котором человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а их признание, соблюдение и защита - обязанность государства."


Международное законодательство, распространяющее свое действие на территории Российской Федерации, единственным основанием наложения ограничений при ввозе товаров, маркированных зарегистрированным товарным знаком, на территорию страны, присоединившейся в Конвенции, также признает незаконное снабжение товара зарегистрированным товарным знаком.


Как следует из статьи 9 Конвенции по охране промышленной собственности, заключенной в Париже 20.03.1883 г. (ратифицирована СССР 19 сентября 1968 года), на любой продукт, незаконно снабженный товарным знаком или фирменным наименованием, налагается арест при ввозе в те страны Союза, в которых этот знак или фирменное наименование имеют право на законную охрану. Статьей 10 Конвенции предусмотрено, что положения статьи 9 применяются в случае прямого или косвенного использования ложных указаний о происхождении продуктов или подлинности личности изготовителя, промышленника или торговца.
 
Таким образом, очевидно, что проблематика законодательства о товарных знаках затрагивает права производителей продукции, снабженной товарными знаками, правообладателей товарных знаков, дистрибьюторов, добросовестных импортеров и приобретателей продукции, а также, в конечном счете, - российских потребителей.

назад




  © "ТАМОЖЕННЫЙ АДВОКАТ" 2004-2017 Rambler's Top100