русский english italy germany china
на главную написать письмо поставить закладку
  +7 (495) 410-2177, +7 (495) 411-4306
адвокатские услуги
107045, Москва, Рождественский бульвар, д.9 
Skype: customsadvocate 
E-mail: info@customs-advocate.ru 
 «декриминализована ли «товарная контрабанда» на самом деле?»       

 последние новости       

16.12.2020
ОБ ОПУБЛИКОВАНИИ БУКЛЕТА МЕЖДУНАРОДНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ 2020
далее...

08.12.2020
Обновлены перечни стандартов к техрегламенту Союза на табачную продукцию
далее...


Декриминализована ли «товарная контрабанда» на самом деле?

О необходимости дальнейшей кодификации, систематизации и детализации норм, определяющих уголовную ответственность за контрабанду

Несмотря на, казалось бы, постоянную модернизацию таможенного законодательства, приведение его в соответствие с международными соглашениями, включая наднациональные нормы ВТО и ЕАЭС, а также постоянное усовершенствование таможенных технологий и оптимизацию процедур, проблем, к сожалению, у участников внешнеэкономической деятельности  по-прежнему много. Значительная их часть связана не только с применением права на местах в условиях переходного периода таможенного администрирования от «бумажного» делопроизводства к «цифровому», но и с системными «минами», заложенными в российском федеральном законодательстве – а именно, устанавливающим юридическую ответственность за нарушения таможенных правил, включая уголовную – за контрабанду.

Ранее контрабанда как незаконное перемещение товаров через таможенную границу России квалифицировалось по ст.188 УК РФ. При этом отправной точкой для возбуждения уголовного дела становилось нарушение установленного порядка таможенного оформления и таможенного контроля (или полное их отсутствие) при наличии высокой  стоимости перемещенных через границу товаров.

Однако Федеральным законом от 07.12.2011 N 420-ФЗ так называемая "товарная контрабанда" - декриминализована. Иными словами,  товарная контрабанда перестала быть преступной с момента вступления в силу указанного федерального закона. Таким образом, после декриминализации состава преступления, предусмотренного ч.1 ст. 188 УК РФ, по смыслу этого действия, все деяния по недекларированию или недостоверному декларированию сколь угодно крупных партий товаров, не связанные с неуплатой таможенных платежей в крупном размере, казалось бы, должны были бы подлежать оценке только в контексте административного правонарушения и квалифицироваться, в частности, по ст. 16.2 КоАП РФ. А, в свою очередь, перемещение через государственную границу России и/или таможенную ЕАЭС, условно говоря, «особо опасных предметов» (сильнодействующих веществ, ядов, взрывчатки, оружия, ядерных материалов, и т.д.),  стратегически важных ресурсов и товаров должно было наказываться по ст. 226.1 УК РФ. Естественно ожидалось, что в список стратегически важных ресурсов и товаров попадут товары, чей вывоз за границу критически важен для экономики страны (например, лес или нефть).

Что же получилось в итоге?

Итак, Уголовным кодексом Российской Федерации предусмотрена юридическая ответственность за совершение деяния, предусмотренного ст.  226.1 «Контрабанда сильнодействующих, ядовитых, отравляющих, взрывчатых, радиоактивных веществ, радиационных источников, ядерных материалов, огнестрельного оружия или его основных частей, взрывных устройств, боеприпасов, оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иной военной техники, а также материалов и оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иной военной техники, а равно стратегически важных товаров и ресурсов или культурных ценностей либо особо ценных диких животных и водных биологических ресурсов» (в ред. Федерального закона от 02.07.2013 N 150-ФЗ).

Указанное преступление по степени общественной опасности отнесено законом к преступлениям против общественной безопасности (глава 24), включенных в раздел IX. «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка» УК РФ, и тем самым, по сути, приравнен к иным составам уголовных деяний, входящих в главу 24 указанного раздела, включая: ст. 205 «Террористический акт», ст. 206 «Захват заложников», ст. 209 «Бандитизм» и др.

Вместе с тем, исходя из диспозиции нормы ст.226.1 УК РФ данный уголовный состав имеет значительной частью экономическую направленность преступной деятельности, учитывая указываемые в диспозиции нормы предметы посягательств  – товары, ресурсы, животные.

При этом надо отметить, что уголовные составы утратившей силу ст. 188 УК РФ, ранее отнесенные законом к преступлениям исключительно в экономической сфере, де-факто возродились в действующей редакции ч.1 ст. 226.1 УК РФ, отнесенной, как уже отмечалось ранее,  к преступлениям против общественного порядка. При этом, по сути, экономические деяния, становятся преступлением большей, чем было ранее, степени общественной опасности.

Таким образом,  "невнятностью" и непомерной широтой  формулировок ст. 226.1 УК РФ созданы реальные предпосылки произвольного толкования данной нормы при её применении, что уже, к сожалению, приводит к негативным последствиям для участников ВЭД.

Как следует из предписаний, содержащихся в диспозиции нормы ст. 226.1 УК РФ, и примечаниях к ней, нормы указанной статьи не являются прямыми по своему действию (прямо прописанными), а носят бланкетный (отсылочный) характер, т.е. устанавливают правила поведения лишь в общей форме, не конкретизируя их. В связи с этим конкретизация отсутствующих правовых предписаний ст. 226.1 УК РФ содержится в специальных нормативных актах разных отраслей законодательства Российской Федерации, в том числе в подзаконных актах (постановлениях Правительства Российской Федерации и др.).

В силу бланкетной структуры диспозиции ст. 226.1 УК РФ обнаружилась проблематика ее применения, поскольку данная норма отсылает к огромному объему специальных норм, определяющих упоминаемые в статье понятия, для установления признаков и конкретных характеристик перечисленных в  ней предметов посягательства.

Тем самым, созданы реальные условия произвольного, расширительного толкования данной нормы правоприменителем (примечание: к сожалению, исходя из своего личного опыта адвокатской деятельности, в настоящее время системным толкованием норм права на практике, как правило, занимается оперуполномоченный), что может привести, и уже во многих случаях приводит, к необоснованному, с точки зрения правовой целесообразности, привлечению участников внешнеэкономической деятельности к уголовной ответственности. Так, например, содержание в диспозиции ст. 226.1 УК РФ понятий «иного вооружения, иной военной техники, а также материалов и оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иной военной техники» допускает возможность отнесения к данным понятиям самых различных товаров – в частности: материалов, запасных частей и комплектующих общего (гражданского) назначения.

Так, по мнению судьи Конституционного Суда Российской Федерации С.М. Казанцева, изложенному в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 10.10.2019 № 2647-О: «Установление в части первой статьи 226.1 УК Российской Федерации уголовной ответственности за незаконное перемещение через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС либо Государственную границу Российской Федерации с государствами - членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС "иной военной техники" ввиду отсутствия ясных и непротиворечивых критериев (признаков) отнесения продукции военного назначения к данной категории, ввиду нечеткого разделения продукции военного и двойного назначения представляется не отвечающим требованию формальной определенности, без чего не может быть достигнуто единообразное понимание и применение соответствующих норм, а значит, и соблюдение общих принципов правового регулирования и правоприменения и равенство всех перед законом… …Таким образом, в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации оспариваемые положения статьи 226.1 УК Российской Федерации, обнаруживается неопределенность».

В связи с изложенным в целях конкретизации действующей нормы ст. 226.1 УК РФ и устранения возможности ее произвольного толкования представляется целесообразным внесение изменений в УК РФ в виде уточнения норм диспозиции данной статьи, а также  разделения составов в УК РФ путем выделения отдельных составов для отдельных понятий (видов) перемещаемых через таможенную границу товаров (например, отдельную норму для отдельных видов стратегически важных товаров и ресурсов, отдельную норму для культурных ценностей  и т.п.), которые не будут содержать бланкетные нормы, например отсылающие к перечням, утверждаемым Правительством Российской Федерации. Тем самым, составы в этой части УК РФ будут иметь прямое действие.

Проблема, изложенная выше, к моему великому сожалению, не единична и не надумана и решение её чрезвычайно актуально в контексте статистики, приведенной на официальном сайте ФТС России, из которой следует, что из 652 уголовных дел, возбужденных в I квартале 2020 года российскими таможенными органами,  – 280 возбуждено по ст. 226.1 УК РФ. Между тем, следует иметь в виду, что в соответствии с УПК РФ предварительное следствие может производиться также следователями органа, выявившего эти преступления. Иными словами, это означает, что на практике по данной статье уголовные дела возбуждаются не только таможенными органами, но и МВД, ФСБ и СК РФ. Таким образом, по-видимому, 280 дел - это, конечно же, не окончательная "цифра" за 1 квартал 2020 года. 

Приведу лишь пару примеров из своей адвокатской практики.

Итак, казус первый. Физическое лицо собирается лететь через аэропорт Шереметьево за границу. На руке у него бывшие в употреблении часы, но одной из самых престижных швейцарских марок,  в  корпусе из белого золота и с ремешком, который также содержит вставки из драгоценных металлов. Часы им приобретены относительно давно в одном из специализированных магазинов города Москвы. При прохождении таможенного контроля в «зеленом коридоре», эти часы и ремешок к ним у него изымаются, а в отношении него возбуждается уголовное дело по  ч.1 ст. 226.1 УК РФ, поскольку такой товар - как золотые часы - код ТН ВЭД ЕАЭС 9101, так и ремешки со вставками из драгметаллов - код ТН ВЭД ЕАЭС 9113 10 - включены в «ПЕРЕЧЕНЬ СТРАТЕГИЧЕСКИ ВАЖНЫХ ТОВАРОВ И РЕСУРСОВ ДЛЯ ЦЕЛЕЙ СТАТЬИ 226.1 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ», утвержденный постановлением Правительства Российской Федерации от 13.09.2012 N 923 (ред. от 07.06.2019).  В итоге, это физическое лицо находится под реальным риском привлечения к уголовной ответственности, поскольку даже за день до этого и предположить не могло, что уже несколько лет носит на руке стратегически важные для Российской Федерации товары – а именно, швейцарские золотые часы и ремешок для них. При этом ему за такое «тяжкое» уголовное преступление грозит лишение свободы на срок от трех до семи лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет или без такового и с ограничением свободы на срок до одного года или без такового.

Или вот ещё один показательный реальный случай из практики.

Российское юридическое лицо закупает в Китае готовую рыбную продукцию (копчёный угорь). При ввозе в Россию таможня по спорным основаниям корректирует таможенную стоимость товара в сторону её увеличения, в связи с этим доначисляет таможенные платежи на сумму примерно 800000 рублей, а затем привлекает эту организацию к административной ответственности по ч.2 ст. 16.2 КоАП РФ и назначает минимальный административный штраф по данной статье – в  размере ½ от якобы неуплаченных таможенных платежей, что составило в этом случае всего-то около 400000 рублей, но без конфискации товара (я говорю здесь о конфискации только потому, что законодатель это также предусмотрел, но оставил (к слову, как и фактическую величину штрафа от ½ до 2-х кратного) на усмотрение правоприменителя, зависимого, большей частью, от степени собственного великодушия, ограниченного  необходимостью пополнения федерального бюджета). Но это ещё не всё. По признакам незаконного ввоза стратегического товара на территорию России (напомню, китайского копченого угря)  в настоящее время проводится проверка сообщения о преступлении, предусмотренного  ч.1 ст. 226.1 УК РФ, поскольку такой товар, а именно, готовые продукты из рыбы или ракообразных, моллюсков или прочих водных беспозвоночных (коды ТН ВЭД ЕАЭС 1604 – 1605) тоже  включены в тот самый «ПЕРЕЧЕНЬ СТРАТЕГИЧЕСКИ ВАЖНЫХ ТОВАРОВ И РЕСУРСОВ ДЛЯ ЦЕЛЕЙ СТАТЬИ 226.1 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ», утвержденный постановлением Правительства Российской Федерации от 13.09.2012 N 923 (ред. от 07.06.2019).

Исходя из приведенных выше примеров, представляется, что далеко не все деяния, связанные с незаконным перемещением через таможенную границу ЕАЭС или Государственную границу Российской Федерации предметов посягательств, перечисленных в ч.1 ст. 226.1 УК РФ, представляют угрозу общественному порядку и безопасности государства. Очевидно также, что нормы ч.1 ст. 226.1 УК РФ в действующей редакции требуют изменения  с  учетом уровня общественной опасности деяния, предусмотренного в данной статье в зависимости от предметов посягательств.

В связи с изложенным выше, было бы чрезвычайно своевременным  в главе 24 «Преступления против общественной безопасности» УК РФ название ст. 226.1 и норму ч.1 ст. 226.1 изложить в новой редакции, исключив из действующей редакции предметы посягательств, имеющие выраженную экономическую направленность либо не имеющие реальной общественной опасности, из Раздела IX. «ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ОБЩЕСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ И ОБЩЕСТВЕННОГО ПОРЯДКА» УК РФ. И это вполне, с точки зрения соразмерности, будет  оправдано, поскольку, согласитесь, санкции в КоАП РФ по делам о нарушении таможенных правил таковы, что не каждая уголовная ответственность может с ними сравниться (пример этого я приводил выше).

Вместе с тем, принимая во внимание необходимость защиты экономических интересов государства, также было бы целесообразным сохранить юридическую ответственность в соответствии с УК РФ в случаях незаконного перемещения через таможенную границу ЕАЭС или Государственную границу Российской Федерации иных предметов, содержащихся в действующей норме ч.1 ст. 226.1 УК РФ, а именно – действительно стратегически важных товаров и ресурсов или культурных ценностей в крупном размере либо особо ценных диких животных и водных биологических ресурсов, принадлежащих к видам, занесенным в Красную книгу Российской Федерации и (или) охраняемым международными договорами Российской Федерации, их частей и дериватов (производных), - которые, тем не менее, должны быть выделены в отдельные статьи УК РФ.

 При этом эти новые статьи УК РФ должны быть сформулированы без использования таких юридических конструкций как бланкетные нормы и непосредственно содержать подробный перечень таких товаров, а также указание не на просто «перемещение через границу», а на направление такого перемещения (ввоз или вывоз) применительно к каждому товару либо группе товаров.

Тем самым, предполагаемые новые составы в этой части УК РФ будут иметь не только прямое действие, но и будут отвечать принципам детализации, систематизации и кодификации норм права. Кроме того, практическая реализация таких изменений в уголовном законодательстве согласуются с идеей необходимости обеспечения принципов справедливости, гуманности, соразмерности и  экономии мер уголовных репрессий.

Член Совета ТПП России по таможенной политике,  руководитель Коллегии адвокатов «ТАМОЖЕННЫЙ АДВОКАТ» (г. Москва)- КОНСТАНТИН ЛЕОНИДОВИЧ КУРОЧКИН


назад





  © "ТАМОЖЕННЫЙ АДВОКАТ" 2004-2021
Rambler's Top100